Хранитель духовных традиций

1 июля 2020 | Оксана Сохарева

Фото из архива Новокузнецкого художественного музея.

За всю историю в Кузбассе было немало талантливых людей, составивших его славу и трудившихся на благо земляков. Особое место в этом ряду можно отнести отцу Сергию Хомутову – не просто священнику, а фронтовику, который посвятил себя Богу, строил храмы, был самобытным иконописцем.

Отец Сергий (в миру Сергей Александрович Хомутов) родился 5 мая 1924 года в Сталинске (Кузнецке). В 1941 году окончил семилетку, в 1942 году – курсы чертежников. С 1942-го по 1944 год работал лаборантом-чертежником при Сталинском металлургическом институте. В 1944 году его призвали в армию, и до 1945 года он воевал на Третьем Белорусском фронте. Награжден медалями за «За взятие Кенигсберга», «За победу над Германией».

В 1947 году, будучи чертежником (после демобилизации), Сергей Хомутов поступил в артель художников «Промкооператор». Одновременно он брал частные уроки у одного из профессиональных художников.

Родители Сергея были люди верующие и сына воспитали в вере, поэтому после возвращения в родной город Хомутов-младший стал прихожанином Никольского храма. В 1958 году его уже рукополагают в дьяконы, в 1959-м – в иереи.

В интернете есть документальный фильм об отце Сергии, который сняли прихожане храма в честь Благовещения Пресвятой Богородицы в г. Абаза в Хакасии. Этот храм отец Сергий строил и одно время служил там. Хорошо знавший его прихожанин и духовный сын описывает рассказанный отцом Сергием случай: когда на фронте отец Сергий был ранен и упал без сознания, ему явилась святая Параскева Пятница, у нее в руках была чаша причастия. В этом видении она подходила к бойцам из его подразделения и причащала их. А ему сказала: «Тебе еще рано. Ты еще послужишь Богу». Уже в полевом госпитале, когда он пришел в себя, ему стали рассказывать о том, кто погиб. Но тот ответил, что все знает, чем немало удивил всех. Было схожего рода явление и в родном Кузнецке.

Иконописные традиции

Отец Сергий построил три храма: два в Кузбассе (в Кузедееве и Темиртау), один – в г. Абаза (Хакасия). И в каждом он расписывал иконостас.

«Для его работ характерен маркирующий сюжет из Владимирского собора Киева – изображение Богоматери с младенцем Иисусом, у которого одна рука воздета кверху, другая – в сторону, распахнуты широко глаза, то есть эмоционально изображены тело и взгляд. Это не характерно для древнерусской иконописи, которой более свойственны спокойствие, молитвенность», – объясняет Александр Клещевский, научный сотрудник Новокузнецкого художественного музея.

Он знакомится с наследием отца Сергия, который не один храм украсил своими иконописными работами, встречается со знавшими его людьми. Недавно он рассказал о нем в ставшем столь востребованном формате видеолектория, а также выступил с докладом на всероссийской научной конференции.

Узнаваемая черта некоторых его работ – увеличенные в ширину глаза, носы, последние несколько расширены. В этом сказывалась нехватка художественного образования. В то же время отец Сергий старался писать как академический художник: работал над светотенью, смешением красок ради получения тонкостей цветовых переходов, стремился к объемному изображению рук, ликов, одеяний.

Недостаток художественно образованных кадров в церкви того времени, как высокообразованных людей вообще, был вызван государственной богоборческой политикой СССР. Гонениям подвергались не только церковные художники, а было почти уничтожено православно-церковное образование как таковое. В этих условиях подвиг спасения веры взял на себя простой народ. Люди вспоминают, что у отца Сергия хранилась стопа вырезок из дореволюционных газет, журналов, книг с церковными изображениями, которые он использовал в качестве образцов для украшения храмов.

Глинская пустынь

Большое значение в жизни отца Сергия имело духовное общение с монахом-выходцем из Глинской Пустыни (бывшая Курская губерния), отцом Николаем Жиряевым; он служил в Никольском храме Сталинска. В годы гонений на Церковь Глинская пустынь была разорена, а отец Николай был отправлен согласно приговору в Сибирь. Таким образом, невольно духовная веточка прославленной обители протянулась к нам, в Кузнецкую землю. Вероятно, от отца Николая отец Сергий первоначально приобщился к древней аскетической традиции, к внутренней молитве, традиция которой жила в русском монашестве и которую хранила Глинская пустынь, взрастившая преподобных.

По словам Александра Клещевского, люди, знавшие отца Сергия Хомутова, помнят замечательные черты благодатного старца, многое могут о нём поведать.

«Он что-то скажет, а спустя годы это происходит. Заранее этого было знать нельзя. По его молитвам происходили исцеления. Сохранилось свидетельство такого явления: по молитве отца Сергия задержалось время. Человек рассказывал: они очень спешили из Таштагола в Новокузнецк. По дороге сделали остановку в Кузедееве у отца Сергия, попросили у него благословения и поехали дальше. Когда приехали в Новокузнецк и посмотрели на время, то оказалось, что в целом от Таштагола до Новокузнецка они добрались за 15 минут. Физически такое является невозможным».

Отметим, из Таштагола до Новокузнецка по прямой 120 км. Около двух часов езды гарантировано…

Люди вспоминают отца Сергия как блюстителя богослужебного порядка, церковных правил, священника, строгого в первую очередь по отношению к себе. Общаясь с людьми как священник, конечно же, давал необходимые духовные наставления и советы.

Ушел на покой отец Сергий в 2000 году, принял монашеский постриг, незадолго до смерти был пострижен в великую схиму. Покинул сей мир в 2016 году, похоронен в Темиртау.

P.S. Исследователь говорит, что хорошо было бы собрать и сохранить как можно больше воспоминаний, свидетельств об отце Сергии. Если вы желаете поделиться своим рассказом о нем, можете связаться с Александром Клещевским по рабочему телефону 8 (3843) 77-22-27.

Оригинал статьи


Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.


(Visited 1 times, 1 visits today)

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *