Вдыхая жизнь, мы дарим радость

19.10.2021
5 октября 2021 | Анна Тимощук

Фото из архива Назили Синюковой.

Мы уже писали о новой премьере в кемеровском театре кукол – «Финист – ясный сокол» в постановке Валерия Баджи. В спектакле одну из главных ролей (младшую дочь Настеньку) играет актриса Назиля Синюкова. Яркая, интересная, разноплановая. А ведь когда-то она совершенно случайно поступила в институт культуры, выбрав отделение «кукольников». О буднях и праздниках, мечтах и юных зрителях – наш сегодняшний разговор с той, кто дарит детям волшебство.

– Назиля, расскажите про свое детство.

– В детстве я, как и многие девочки, играла во все кукольные игры: дочки-матери, причёски, платья. Помню, из одуванчиков делали девочек. Учась уже в девятом классе, просила купить мне Барби, ведь у этих кукол ноги гнулись, что было круто. Никогда у меня не было суперкрутых игрушек, и я навсегда запомню ту Барби – красивую балерину в пачке. В школьном детском лагере была студия, где показывали нам перчаточных кукол, с ними мы разыгрывали сказки. В общем, всё вполне обычно

– А как попали в кукольный театр? Это был случай или мечта?

– В театр кукол я попала случайно, можно и так сказать. Посещала драмкружок при школе, руководила которым Наталья Александровна Юдина (ведущая актриса нашего драмтеатра). И поступать я хотела в колледж культуры на эстрадницу, даже подготовила программу. Но Наталья Александровна посоветовала попробоваться и в университет культуры, который в тот год набирал кукольников. Волею судеб в колледж меня не взяли. А в университет взял замечательный мастер – Дмитрий Сергеевич Вихрецкий. Случай оказался судьбой, профессия сама меня нашла. У нас получился замечательный курс, лучшие педагоги.

– Помните ли свой первый спектакль, роль?

– Начинали мы делать номера, зарисовки и спектакли уже с первого курса. Ставили на перчаточных куклах «Сорочинскую ярмарку» по Гоголю. Из глобально серьёзных помню на втором курсе свою роль зайки в спектакле «Повелитель крыс». Тогда нас, троих студентов, Вихрецкий взял на постановку в кукольный театр. И это была большая полноценная роль, которая далась мне не просто, но она настолько глубока и мною любима… Потрясающий драматургический материал нам попался (автор пьесы Александр Хромов). И я играла вязаного зайца, которого выбросили на свалку, где и начиналось место действия (там общались выброшенные игрушки). Для меня это особая история. Я даже помню, как мне объясняли: «Ты играешь здесь мальчика маленького, но ему уже как будто тысяча лет, он много жизней прожил. Ты игрушка, ты не дышишь». Такие противоречивые и тонкие вещи, задачи были поставлены, что было очень непросто, но так интересно!

– Зритель – какой он? Чем-то удивляет? Учит чему-то?

– Всегда очень волнуюсь перед выходом на сцену. И это нормально. Если нет волнения, то для меня это дурной знак. Зритель всегда разный, конечно. И я бы здесь не делила их на детей и взрослых (сейчас в театре идут и спектакли для взрослых). Зал живой. И понятно, есть ли отклик, как на тебя реагируют. Взаимообмен энергиями – он есть. Что касается юных зрителей, то в начале своего опыта я думала, что если дети начали шуметь, то им не нравится. А с возрастом, опытом и появлением своего ребёнка я стала понимать, что многое зависит и от возраста малыша. Дети видят на сцене какое-то событие и молчать просто не могут. Это настолько им важно, настолько здесь и сейчас нужно выплеснуть и проговорить всё, что накипело.. Это заметила, кстати, и на новом спектакле «Финист – ясный сокол». Когда на сцене появилась Баба Яга, по залу прошёл такой гул! На детей это произвело ТАКОЕ впечатление, что их разрывало от эмоций. Иногда мы со сцены слышим просто гениальные фразы детей, комментарии из серии «хоть стой, хоть падай».

– Про премьерный спектакль расскажите подробнее?

– В спектакле «Финист – ясный сокол» у меня роль главной героини Настеньки, которая ищет своего возлюбленного, вызволяет его. Она непроста вот чем. Режиссёр построил для нас две линии. Одну считывает ребёнок, глядя спектакль. Она – всем известная сказка. А вторая линия – когда мы понимаем, что в сказке есть метафоры. Это и три пары железных башмаков, три посоха, которые Настенька истерла, пока искала Финиста. А по сути, она его всю жизнь искала, нашла и обрела спокойствие, семью и любовь уже после смерти. Это считывает только взрослый зритель. Конечно, премьера спектакля была недавно, но целостная картина у меня только выстраиваться начинает. Потому что история про женский подвиг и любовь, которая идёт через преграды, годы, – это очень большая ответственность. Нужно показать и справиться с этой ролью. Зрителя трогает, задевает эта история, спектакль приняли очень хорошо. И мы полюбили новую постановку.

– Расскажите про самые яркие, необычные, трогательные, шумные и сложные свои спектакли.

– Сложный для меня технически – «Финист – ясный сокол». Сложный и очень красивый – большой и длинный спектакль «Алиса в Стране Чудес» (потрясающий, попавший в лонг-лист «Золотой маски»). Его поставил мой замечательный одногруппник и артист нашего театра Станислав Садыков. В этом спектакле есть моменты, когда и у меня идут мурашки по коже. Самый странный, сложный и необычный – «Доктор Фауст», в котором у меня аж три роли. В общем, у меня всё сложное и необычное (смеётся). Самый яркий – это «Ку-ка-ре-ку!», для самых маленьких. Он и самый музыкальный (бэби-мюзикл). Самый шумный – «Гусенок Дорофей». Я там играю Лису, которая крадёт гусёнка. В процессе спектакля дети просто всех поднимают на уши, пытаясь разбудить Аленку (хозяйку гусёнка). Только что по голове не бьют её.

Трогательный и очень мною любимый спектакль – это «Крошечка-Хаврошечка». Душевный, красивый. Кстати, этот спектакль – победитель фестиваля «Вятка – город детства».

– Как давно вы в театре? Что изменилось в вас и окружении за это время?

– В театре я с 2010 года. За это время изменилось, наверное, то, что на всё я теперь и как режиссёр начинаю смотреть. А в целом я с такой же любовью и трепетом отношусь к каждому спектаклю, как и раньше. И работаю с теми же замечательными артистами – моими дорогими и любимыми коллегами, с любимой преподавательницей – заслуженной артисткой России Ольгой Яцук. И учусь у неё и по сей день, чему безмерно рада.

– Актёр театра кукол – это…?

– Вдыхающий жизнь. Да, мастер на все руки. Но мы ведь на самом деле вдыхаем жизнь в материю, в пространство. И вокруг артиста театра кукол всё начинает жить и дышать

– А что в спектакле главное?

– Мысль, наверное. Зачем он? Это то, с чем должен уйти зритель.

– О чём вы мечтаете как актриса?

– Быть услышанной, внятной для зрителя. Чтобы я могла достучаться, затронуть за живое, чтобы зритель не уходил с «холодным носом».

– С чего начинается ваш день?

– Мой день начинается с сыновьего: «Мааам».

– Сын понимает, что растёт в театральной семье? Что берёт от вас?

– В театральной семье сын растёт очень эмоционально свободный, открытый, искренний. Очень веселит нас своими реакциями. Он любит выступать, придумывать, бесконечно петь песни (из наших спектаклей), слушать длинные сказки и сопереживать героям. Обожает бывать на моей работе. Папа наш – фокусник (Владимир Ферт) и Святослав уже начал придумывать свои фокусы.

– Если бы снова стали маленькой девочкой?

– Это сложный вопрос. Я бы ещё больше ценила время, проведённое с мамой и папой.

– Чем вы ещё занимаетесь, помимо театра?

– Театром и занимаюсь, в разных его вариациях. Куда не посмотри – везде театр. Преподаю я в институте, в колледже, занимаюсь «Больничной клоунадой», фокусами… Всё это – про творчество и театр.

– Назиля, что больше всего вы любите?

– Сама по себе – танцевать и много смеяться. А вообще – создавать. Что-то красивое, радостное. Люблю на ровном месте какую-то движуху начинать, радовать и смешить людей. Это делает меня очень счастливой.

Оригинал статьи

(Visited 1 times, 1 visits today)

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *