От сумы и тюрьмы… отрекайся!

26 августа 2020 | Галина Бабанакова

Именно так, побывав на очередном заседании областной комиссии по помилованию осуждённых, захотелось переиначить известную пословицу «От сумы и тюрьмы не зарекайся».

Абсолютно все, кто и на этот раз написал ходатайства на имя российского президента В.В. Путина, раскаиваются и обещают после освобождения вести законопослушный образ жизни. А кто же мешал им раньше вести себя так?!

Отвечают почти одинаково: «Попал (попала) в плохую компанию», «Был пьян», «Хотелось лёгких денег»…

Сироту обидели

С каждым днем приближения своего совершеннолетия Сергей тревожился всё больше. После восемнадцати лет парень имел право снять со счёта деньги, которые были перечислены ему как сироте. Сумма в итоге накопилась солидная. Сергею бы радоваться, что с такими деньгами можно начать нормальную взрослую жизнь. В ожидании, пока подойдет очередь на получение положенной квартиры, будет возможность арендовать какие-то квадратные метры. Потому что оставаться в общежитии училища, где он получил рабочую профессию, Сергей не хотел. Парень получил предупреждение, что в общаге его обворуют. Все же знают, что сирот не отпускают в самостоятельную жизнь без денег.

Именно поэтому Сергей покинул койко-место в общежитии. Ночевал, где придётся. Было и такое, что грелся на трубах теплотрассы близ интерната в одном из небольших кузбасских городов. Интернатские ребятишки, сами хлебнувшие немало, приносили Сергею еду. Утешали, что скоро на его счёт упадёт миллион, и станет Серёжа богатым.

Как известно, слухами земля полнится. Вот и о том, что выпускник профтехучилища получил причитающиеся ему деньги, узнал Евгений С. Договорившись с двумя приятелями, С. разыграл прямо-таки целый спектакль. Сироту разыскали в одном из посёлков (на этот раз бывшего детдомовца приютила родственница) и стали требовать с него несуществующий долг. Без малого 200 тысяч рублей. Сергей пытался объяснить, убеждал, что ни у кого таких денег не занимал. Но Евгений с подельниками насильно усадили паренька в машину и привезли его… на кладбище. И здесь началась уже настоящая пытка. Удар резиновой палкой по ногам беззащитного Сергея был очень сильным. Паренёк застонал. У него с рождения было ослабленное здоровье, а тут – трое на одного. Евгений С. ещё и пневматический пистолет приставил к виску жертвы. Сергей понял: его могут и убить, и закопать. И он согласился отдать мучителям деньги.

С кладбища поехали в отделение банка. Там Сергей оформил банковскую карту – считай, под конвоем троицы разбойников. Им паренёк и сообщил пин-код.

Да, в банке были охранники. Да, можно было закричать, что его грабят… Но Сергей был напуган, подавлен. И перед глазами у него так и стояло кладбище. С памятниками, крестами…

Из разных банкоматов жестокая троица сняла со счёта Сергея в общей сложности 1236435 рублей 17 копеек. То есть всю имевшуюся там сумму. Не пожалели сироту, не оставили ему денег даже на дорогу до родственницы.

За вымогательство, совершённое группой лиц по предварительному сговору с применением насилия Евгения С. осудили на пять с половиной лет лишения свободы. Его подельники тоже получили реальные сроки наказания.

«Социально-полезные связи осуждённый С. поддерживает с матерью, женой и детьми путём переписки и телефонных переговоров, получает от них посылки. Вину признаёт, раскаивается». Это из характеристики осуждённого Евгения С. 1989 года рождения. Детей у него двое – сын и дочка. Девочка – инвалид детства. Тем более ужасно осознавать, как Евгений мог обижать и обирать парня-сироту с ограниченными физическими возможностями.

Кстати, сам Сергей на суде не настаивал на строгом наказании подсудимых. Хотя украденный миллион ему ещё не вернули. Возместили ущерб пока только в сумме 119 тысяч рублей. Чужие (ворованные у сироты деньги) криминальная троица тратила на свои нужды.

К слову, исполнительные листы на осуждённого Евгения С. в колонию строгого режима не поступали. Да и взять с него сейчас нечего. В ИК он не трудоустроен. Значит, и родным детям не помогает.

…Ходатайство о его помиловании члены областной комиссии не поддержали. Правда, после решения нашего губернатора прошение вымогателя еще отправят в Москву, к президенту.

И снова чёрт попутал?!

Число «13» называют чёртовой дюжиной.

Судимость Игоря Н. – уже тринадцатая по счёту.

Правда, по каким-то приговорам он был осуждён условно, то есть без реального лишения свободы. Судим был за кражи, грабежи, мошенничество. А последний, тринадцатый, приговор – за умышленное причинение тяжкого вреда здоровью, повлекшее по неосторожности смерть потерпевшего.

Игорь Н. (1976 г. р.) сожительствовал с некой В. А у этой женщины есть сестра. Так вот, именно эта сестра и позвонила Игорю однажды ночью с просьбой прогнать из её дома нежеланного гостя. Сидит, мол, выпивает с мужем, спать мешает. Н. и сам был нетрезв. Но на просьбу позвонившей среагировал тут же. Сел за руль (напомню, что пьяным) и поехал в посёлок, откуда был получен «SOS».

Задержавшийся гость не ожидал появления Н. Оставался сидеть за чужим столом. И прямо здесь получил первые удары по голове. Но этим избиением Игорь не ограничился. Обмякшего, не сопротивлявшегося мужчину Н. вытащил на улицу. И бросил там. На календаре была осень, но скончался человек не от переохлаждения, а от закрытой черепно-мозговой травмы. Случилось это через несколько дней после избиения, уже в больнице.

Свою вину Игорь Н. до сих пор признаёт частично. С приговором суда не согласен. Полученный срок – семь с половиной лет лишения свободы – считает слишком суровым.

Наказание рецидивист отбывает в лечебно-исправительной колонии. Состоит на учёте в медчасти с диагнозом «Психические и поведенческие расстройства, вызванные употреблением алкоголя». Но ведь в трезвом уме и памяти написал Игорь Владимирович в своём ходатайстве буквально следующее: «Прошу освободить и помиловать меня».

Ни в колонии, ни на заседании комиссии по помилованию ходатайство убийцы не поддержали.

За измену ответила

Юрий А. (1972 г. р.) тоже был судим ранее. Трижды. И все три раза привлекался к исправительным работам за неуплату алиментов. А эта четвёртая судимость уже с отбыванием в колонии. На три года приговорён за причинение тяжкого вреда здоровью своей сожительницы и матери своей младшей дочки. Алименты же на содержание старшей дочери не платил. Её мать – другая женщина.

В деле сказано, что удар ножом Юрий нанёс сожительнице на почве ревности. Сам же мужчина уточняет:

– Наказал за измену.

А в измене гражданская жена была уличена, по его словам, и раньше. Вот и взялся за нож в порыве гнева.

– Она вас простила? – спрашиваю Юрия.

– Я её не простил, – ответил он не сразу.

Но примирение с матерью десятилетней дочки, как следует из материалов дела, всё-таки произошло. Может, потому и срок наказания минимальный. Санкция-то по этой статье Уголовного кодекса предусматривает лишение свободы на срок до десяти лет. В колонии Юрия характеризуют только с положительной стороны: «Спокойный, трудолюбивый, уживчивый, неконфликтный. Внешне опрятный. Своё спальное место содержит в порядке».

Вроде, и свой дом с усадьбой он содержал в порядке. Возвращаться после освобождения есть куда. И есть к кому. А именно – к дочкам. Старшей и младшей. Впредь будет помогать обеим. Но не их матерям. Во всяком случае, с той, из-за измены которой угодил в колонию, Юрий жить не собирается. И она, судя по всему, тоже. Хотя всякое ведь бывает. До конца «отсидки» ему осталось чуть больше года. На заседании комиссии акта помилования Юрий не получил.

ЧП на сельской дороге со смертельным исходом

Этой трагедии тоже могло не быть. И двое малых детей – сестрёнка с братишкой – не остались бы круглыми сиротами. Если бы Сергей С. не превысил скорость, управляя тягачом «Камаз 5499-55». Допустимая скорость для такой техники с прицепом – не более 70 км/час. А Сергей ехал со скоростью 85,4 км/час. Да, это была дорога, связывающая два села. Вроде, без пробок, без оживленного движения. Не то, что в городе. Вот водитель и понадеялся на авось. Не убедившись в безопасности, С. обогнал движущийся с ним в попутном направлении автомобиль. И на полосе встречного движения тягач под управлением С. столкнулся с «Ниссаном». В его салоне ехали четверо: за рулём – глава семейства, рядом супруга, а на заднем сиденье, в удерживающих креслах, дети – пяти и четырёх лет. Благодаря этим креслам братишка с сестрёнкой не пострадали. Испугались только очень-очень. А ещё всё звали маму и папу. Но те, всегда такие заботливые и ласковые, не отвечали. От полученных травм молодые родители скончались на месте…

Водитель тягача был абсолютно трезв. И с места жительства, и от предприятия, где Сергей работал слесарем, на него были представлены положительные характеристики. Признание вины, раскаяние, оказание помощи потерпевшим, то есть, не оставление места ЧП до приезда полиции и «скорой»… Всё это тоже повлияло на приговор. Осудили Сергея С. (1960 г. р.) на два года лишения свободы с отбыванием в колонии-поселении. Здесь он уже почти год. Трудоустроен. Нарушений не имеет. Написал извинительные письма потерпевшим. Ответа, правда, не получил.

Спрашиваю:

– А кроме писем вы пытались как-то помочь осиротевшей семье?

– Предприятие, где я работал, выплатило по миллиону рублей на каждого ребёнка, – отвечает, не поднимая глаз.

Да, нелегко будет ему, вроде бы совестливому человеку, и после освобождения. Тут уже пожизненный приговор…

Оригинал статьи


Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.


(Visited 1 times, 1 visits today)

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *