Дом милосердия

26 августа 2020 | Галина Бабанакова

Екименко Владимир Иванович

Официальное название этого учреждения – Анжерский дом-интернат для престарелых и инвалидов. Но в городе все знают его как Дом милосердия. И не качают сокрушённо головами, не вздыхают, если услышат, что кто-то из знакомых оказался в стенах этого дома. Говорят, что слово «казённый» для него никак не подходит.

Одно солнце – в небе, другое – в душе

Её внесли сюда на носилках – слабую, беспомощную, скованную тяжёлой болезнью.

Казалось, что женщина смирилась со своей участью. Но по утрам, когда в комнату заглядывало солнце, она улыбалась, радуясь каждому новому наступившему дню. Верно говорят, что для любого человека светят два солнца: одно – на небе, другое – в душе.

И вот однажды, уже не лёжа, а сидя на своей кровати, женщина… запела частушки. А потом стала делать это регулярно, «на бис». Так и стали ее называть тепло, по-родственному, – Частушечница.

Сейчас и ее соседка по комнате тоже запела. Про знаменитых «Бурановских бабушек» все здесь, конечно, слышали. Но именовать свой самодеятельный коллектив «Анжерскими бабушками» не собираются. А всё потому, что нет здесь бабушек. И дедушек нет. Ко всем обращаются только по имени-отчеству: Мария Семёновна, Людмила Андреевна, Валентин Фролович, Антонина Степановна, Евдокия Прокопьевна, Владимир Иванович.

Другое дело, когда приезжают и приходят внуки. Вот для них-то здесь родные и бабули, и дедули.

Заюлоцкая Ксения Федотовна

Да, не все, кто живёт в Доме милосердия, как говорится, безродные. Однако здешние сотрудники не осуждают близких, допустивших, что оказались пожилые люди одни в этих стенах. У всех свои истории, свои обстоятельства. Директор дома-интерната Римма Фёдоровна Фахрутдинова столько здесь всего слышала и видела, что сюжетов хватило бы не на один телесериал. Но не выносят отсюда сотрудники тех личных секретов, что доверили им постояльцы в задушевных беседах. Вот и врач Нелли Петровна Вилюгина считает, что не стоит говорить о грустном. Лучше вспомнить что-то хорошее. К примеру, годы молодые. Когда небо было синее и трава зеленее, а уж рыбу-то в реках хоть руками можно было ловить. А еще все кого-то любили и были любимыми.

У каждого из живущих здесь есть семейные фотографии. Показывают, рассказывают. И о том, что было, и о том, чего не было, не сбылось, хотя и мечталось.

У одной женщины умер единственный сын. Остались две дочки, а для неё – внучки. Ради этих повзрослевших внучек и оставила бабушка свою квартиру. И – в дом престарелых по собственному желанию. Уже много лет живёт здесь, не горюет. Внучки бабушке благодарны. А она благодарна Дому милосердия, своей уютной комнате, где чувствует себя полноправной хозяйкой. Вернее, второй хозяйкой, потому как комнаты здесь рассчитаны на двух или трёх человек. Но есть и исключения. Отдельную комнату предоставляют фронтовикам и семейным парам.

Котенко Мария Фёдоровна

Ретро-терапия тоже лечит

Валентин Фролович Лейтин – тот самый фронтовик, кому и особое внимание, и особое уважение. И не только в праздничные майские или февральские дни. Труженикам тыла тоже почет и забота. А в этот юбилейный год в Доме милосердия ко всем проявлениям внимания прибавили ещё и ретро-терапию. Автор этой программы – психолог Алёна Карамутдинова. В её кабинете люди откровенны. И молодые (напомню, что этот дом-интернат – для престарелых и инвалидов), и возрастные. А в этом году, когда отмечался юбилей Победы, ветераны, вздыхая, вспоминали, как лихое время коснулось их семей. Вот тогда Алёна Андреевна и подумала, что хорошо бы записать эти истории из военного времени. Пусть люди перелистают годы назад, вернутся хотя бы ненадолго в те самые сороковые. Да, роковые. Но и памятные, из жизни не вычеркнутые.

Перед тем, как прийти на сеанс ретро-терапии, уважаемые ветераны достали свои медали – юбилейные и за доблестный труд. Принарядились. Хотя они и всегда, как говорится, в форме. Имея свободные деньги, покупают себе обновки. В общем, не донашивают вещи, а носят их. Да ещё похваливают друг друга: «К лицу тебе эта блузка», «В новом платье вы прямо-таки помолодели»…

Психолог Карамутдинова понимала, что её собеседники волнуются. С рассказами не торопила. Но потом и сама расчувствовалась, проникшись не выдуманными, а подлинными историями.

Полещук Мария Фёдоровна

Евдокия Прокопьевна Тараканова – из числа детей войны. Десятилетней девочкой вместе с мамой и сестрой трудилась на колхозном поле. Каждый колосок был на учёте. Всё зерно шло для фронта, для Победы. Но вот наступил страшный день, когда заполыхало огнём ржаное поле. Все бросились тушить. В том пожаре погибла сестра Евдокии…

Но чаще всего ветераны рассказывали о дне 9 мая сорок пятого года. Владимир Иванович Екименко помнит, что его мама, услышав ликующие голоса на улице, не сразу поверила, что войне конец. Она будто окаменела, сидя в доме. И даже шторки на окнах задёрнула: о вдруг сейчас что-то будет?

И было, было много всего, разных эмоций. Кто-то смеялся, обнимая вернувшегося мужа и отца. А кто-то вновь плакал над листком похоронки.

Тараканова Евдокия Прокопьевна

О чём молчат, но молятся

Получатели социальных услуг. Вот так в официальных бумагах называют людей, проживающих в доме-интернате для престарелых и инвалидов. Согласитесь, звучит суховато, равнодушно. Лучше уж так, как прижилось в самом Доме милосердия – по имени-отчеству. К слову, здешние сотрудники знают и имена родственников своих подопечных. И если от кого-то давно не было звонка, то позвонят сами, напомнят.

До коронавируса, до карантина связь с родными была не только телефонной. И дети с внуками приезжали, и сами проживающие отправлялись в гости на несколько дней. Это не запрещено. Люди в доме не подневольные. Возвращаясь, рассказывали, как тепло их принимали, угощали, а то и уговаривали остаться. Но они отказывались, называя главную причину:

– Не хочу никому быть обузой.

Сейчас, конечно, все соскучились по свиданиям, по выездам в город. И к близким, и на экскурсии. Ждут не дождутся окончания пандемии. Большинство сотрудников перешло на вахтовые смены. По две недели работают в доме, оберегая своих подопечных от проникновения зловредных вирусов извне. Потом на ответственную вахту заступают другие. Да, внесла пандемия новые, дополнительные меры предосторожности. И все это понимают. Но жизнь не остановилась.

Не скучно в Доме милосердия. Здесь поют, рисуют, мастерят, вяжут. А ещё пишут письма. Самые настоящие – на бумаге. А потом почтальоны приносят эти письма «Аисту». Такое название носит детский реабилитационный центр. Здесь живут мальчики и девочки, попавшие в трудную жизненную ситуацию. Но в «Аисте» у них – приют временный. Кто-то из ребят отсюда домой вернётся, а кто-то отправится в детский дом. Или в приёмную семью. Опять же, до карантина дети из «Аиста» приезжали в Дом милосердия. Дружно и интересно проводили вместе время старые и малые. После одной из таких встреч и была придумана акция «Письмо внуку». Она, конечно, бессрочная. Как и ретро-терапия. Ведь такая большая и непростая жизнь за плечами у людей из Дома милосердия.

Романова Нина Павловна

Кстати, о долголетии. Лишь немного не дожила здесь до своего 104-го года Антонина Степановна. Так вышло, что вот она-то была одинокой, то есть совсем не имела родственников. Правда, сама говорила, что все, кто с ней рядом, – её родные. А рядом были заботливые сотрудники дома.

За упокой души этой славной женщины зажигали свечи. И молились. В доме есть своя молебная комната. И батюшка из местного храма здесь бывает. Беседует с проживающими. О светлом. О святом. О вечном. Кто может – тот сам приходит в молебную комнату. А к тем, кто ещё не в силах, батюшка сам идет. Отделение, где находятся люди с ограниченными возможностями, называется «Милосердие». Вот от него-то и пошло народное название всему дому. И это правильно. Ни один человек не обделён здесь вниманием и состраданием. Будь то женщина, которую привёз в дом её уставший муж, или молодой парень Сергей. Мама Сергея умерла, а отец – в местах не столь отдалённых. Так что семья парня – здесь.

А вот комната семьи, сложившейся уже в Доме милосердия. Татьяна плюс Сергей. И он, и она – с ограниченными физическими возможностями. Но чувства-то при этом не ограничены. Живут душа в душу, помогая друг другу, вместе встречая и провожая каждый день.

…Скоро осень – для многих пора печальная. Но у живущих в Доме милосердия людей, чье время принято называть осенью жизни, это время года тоже будет активным, насыщенным. И сейчас здесь все особенно ждут окончания карантина. Когда родные будут не только звонить, но и приезжать. Или приглашать к себе в гости. Хотя бы на несколько дней.

Оригинал статьи


Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.


(Visited 2 times, 1 visits today)

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *