Надеясь на суд праведный

08.03.2021
24 октября 2020 | Валентина Акимова

За первый год работы Восьмой кассационный суд общей юрисдикции, действующий на территории Кемерова, удовлетворил каждую десятую жалобу из почти 33 тысяч рассмотренных. Но и в этих случаях не все ожидания граждан оправдались…

Смысл судебной реформы

Напомним: новые для судебной системы России окружные суды начали работу 1 октября 2019 года. В общей сложности было создано 5 апелляционных судов и 9 кассационных. (Апелляционные рассматривают жалобы на судебные решения, которые еще не вступили в силу, кассационные – на уже выступившие).

Восьмой кассационный суд общей юрисдикции действует в Кемерове. Его компетенция –выявление и исправление судебных ошибок, допущенных мировыми и районными (городскими) судами из 12 регионов Сибири. Кроме Кузбасса, в список вошли республики Алтай, Бурятия, Тыва и Хакасия, Алтайский, Красноярский и Забайкальский края, Иркутская, Новосибирская, Омская и Томская области. То есть в системе судов общей юрисдикции кассационные суды занимают надрегиональный уровень.

Ранее апелляционные жалобы на решения районных (городских) судов рассматривали областные и равные им суды каждого региона. И кассационные жалобы рассматривали они же. То есть судьи одного суда оценивали компетентность своих коллег и пересматривали их решения. В ряде случаев это вызывало сомнения в их объективности.

Реформа судебной системы, во-первых, отделила апелляционную инстанцию от кассационной. А во-вторых, ввела принцип «сплошной кассации»: все поступающие в кассационный суд жалобы, представления и протесты стали рассматривать в полноценном судебном заседании с участием сторон. По оценке некоторых экспертов, до 2019 года в России рассматривалось не более 3-4% кассационных жалоб.

С созданием окружных кассационных судов у каждого жителя России появилась возможность на практике реализовать свое право на проверку законности вступившего в силу судебного решения.

Первые итоги

Чтобы спрогнозировать вероятную нагрузку на судей, еще на стадии формирования Восьмого кассационного суда здесь проанализировали количество кассационных жалоб, поступивших в 2018 году в областные и равные им суды округа. Набралось порядка 60 тысяч.

Фактическое число обращений за первый год работы кассационного суда оказалось меньше: 51357. Из них 18740 жалоб, представлений и протестов поступило по уголовным делам, 22842 – по гражданским, 2210 – по административным и 7565 – по делам об административных правонарушениях.

В период с 1 октября 2019 года по 30 сентября 2020-го 32953 жалобы (почти две трети от всех поступивших) рассмотрены. Из них удовлетворены 3520 жалоб, представлений и протестов, или 10,7% от числа рассмотренных.

Как уточнил руководитель секретариата председателя суда Сергей Сидоренко, в процентном отношении больше всего жалоб удовлетворено по административным делам (16,1%). Далее следуют дела об административных правонарушениях (14,6%), уголовные (13,3%) и гражданские (7,8%).

Транспортная доступность Кемерова оставляет желать лучшего. Прямое железнодорожное сообщение у столицы Кузбасса есть только с Новосибирском, прямые авиарейсы – с ним же, а также с Красноярском и Абаканом. Жители остальных краев, областей и республик, относящихся к юрисдикции Восьмого кассационного суда, могут добраться на очное заседание на перекладных или на автомобиле.

Чтобы реализовать для них принцип доступности правосудия, законодатель предусмотрел возможность участия в заседаниях по видеоконференцсвязи. Гражданам предложили приходить в специально оборудованный районные (городские) суды своего региона и оттуда общаться с судьями.

За первый год работы Восьмого кассационного суда в формате видеосеансов было проведено 5213 судебных заседаний. В том числе 2004 заседания – по уголовным делам, 2642 – по гражданским и 567 – по административным.

Сегодня на федеральном уровне обсуждаются варианты дальнейшего развития онлайн-правосудия. Возможно, уже в скором будущем граждане смогут участвовать в работе кассационных судов из дома, с помощью личного компьютера или смартфона.

Ожидания и действительность

В представлении обывателей кассация – это «пересуд», в процессе которого будут расставлены все точки над «i» и справедливость в их понимании восторжествует.

На самом деле при рассмотрении жалоб суд кассационной инстанции проверяет только законность судебных решений. То есть – правильность применения норм права: материального, уголовного, процессуального и др. Доводы кассационных жалоб, в которых оспаривается правильность установления судом фактических обстоятельств дела (вопросы факта), проверке не подлежат. Для кассационных судов факты, установленные в судах первой и апелляционной инстанцией, считаются установленными окончательно.

Проверяются лишь те доводы, которые указывают, что суд первой инстанции допустил нарушения процессуального характера, и это привело к судебной ошибке. Основанием для отмены или изменения судебного решения является несоответствие выводов суда фактическим обстоятельствам дела. Но даже и в этом случае внесение изменений в судебные акты далеко не всегда может отвечать ожиданиям заявителя. Что это значит, поясню на примерах.

На портале «Консультант-плюс» я просмотрела несколько определений, вынесенных Восьмым кассационным судом в течение последних месяцев. Выбор был произвольным.

Фабула первой истории такова. Житель Иркутской области П. обратился к руководителю С.А.Т. некой «ОООшки» с иском о возмещении материального ущерба: в компании образовалась большая кредиторская задолженность перед П. Был суд и решение о выплате причитающихся ему средств. Однако денег он не дождался.

При этом фирма сдавала в аренду имущество третьим лицам, а расчеты проводила через стороннюю аффилированную фирму, в нарушение прав кредиторов и судебного исполнителя. Оттуда по личному распоряжению С.А.Т. деньги расходовались далее.

Поскольку речь шла о долге в десятки миллионов рублей, против руководителя возбудили уголовное дело – за злостное уклонение от выплаты крупного долга после вступления в силу решения суда. Но оно было прекращено «в связи с истечением сроков давности уголовного преследования».

Истец с таким поворотом не согласился.

Коллегия Восьмого кассационного суда указала на то, что прекращение уголовного дела не освобождает виновного от обязательств по возмещению нанесенного ущерба и не исключает защиту потерпевшим своих прав в порядке гражданского судопроизводства.

Были отмечены и другие моменты. Несмотря на установленный факт расходования денег ООО в обход уплаты долга кредиторам, суд данные обстоятельства при вынесении решения не учел. Допущенные судом первой инстанции и апелляционной инстанций нарушения норм материального и процессуального права были признаны существенными и непреодолимыми. Их решения были отменены, дело направили на новое рассмотрение в суд первой инстанции.

А это пример иного рода. В кассационный суд поступила жалоба гражданина Б., кассационное представление прокурора на приговор Центрального районного суда г. Барнаула и апелляционное определение Алтайского краевого суда.

Гражданин Б., ранее не судимый, в январе 2020 года был осужден за причинение тяжкого вреда здоровью человека. Описание назначенного ему наказания занимает десяток строк. Сначала – 3 года 6 месяцев лишения свободы с отбыванием наказания в исправительной колонии общего режима. После освобождения – ограничение свободы сроком на 1 год, подразумевающее запрет на выезд за пределы территории проживания соответствующего муниципального образования, запрет на изменение места жительства без согласия специализированного государственного органа, осуществляющего надзор за отбыванием осужденным наказания в виде ограничения свободы, запрет на выход из дома с 22.00 до 06.00. Также осужденный будет обязан дважды в месяц отмечаться в органах ФСИН.

В кассационной жалобе Б. написал, что считает приговор чрезмерно суровым. Человек, которого он ударил ножом, длительное время жестоко избивал его, в результате чего он был вынужден защищаться. Б. просил переквалифицировать его деяние на умышленное причинение тяжкого вреда здоровью, совершенное при превышении пределов необходимой самообороны. И назначить наказание, не связанное с лишением свободы.

Кассационный суд счел, что осужденный просит провести переоценку доказательств, которые не вызывают сомнений в своей обоснованности. «Суд первой инстанции верно установил и указал в приговоре, что Б. не находился в состоянии необходимой обороны, поскольку угрозы его жизни и здоровью на момент совершения преступления (удара ножом) не имелось». Потерпевший «уже некоторое время (несколько минут) никаких действий в отношении осужденного не предпринимал и намерений не высказывал». Это цитаты.

Неправомерное поведение потерпевшего, послужившее мотивом для совершения преступления, суд первой инстанции в качестве смягчающего обстоятельства признал. Неучтенных либо новых обстоятельств, влияющих на меру ответственности осужденного, судебная коллегия кассационного суда не нашла. В итоге жалобу Б. не удовлетворили.

При этом кассационный суд нашел другие нарушения закона и удовлетворил кассационное представление заместителя прокурора края, изменив приговор районного суда и апелляционное определение Алтайского краевого суда. Это выразилось в том, что фраза про необходимость согласия специализированного государственного органа, осуществляющего надзор за отбыванием осужденным наказания в виде ограничения свободы, была перенесена в другую часть абзаца, перечислявшего детали назначенного Б. наказания.

Привожу эти полярные примеры, чтобы донести до читателей важную мысль: представление граждан и законников о том, что есть суд праведный, не всегда совпадают. И подавая кассационную жалобу, надо иметь это в виду.

Оригинал статьи

(Visited 1 times, 1 visits today)

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *