Мамы…

24.09.2021
11 августа 2020 | Лариса Максименко

В 2008 году. Справа налево мамы Валентина Курбангалеева, Елена Стародумова, Татьяна Фадюшина, Лидия Бондарева с приемными детьми.

Рекорд человечности: кузбасская деревня приняла в дети 126 сирот!

Деревня Бархатово, о которой в начале XXI века заговорили страна и даже заграница, продолжает нести рекорд души… Напомним, тогда десять сельских подруг забрали из городского приюта 47 сирот! (А с годами – число приемных детей выросло почти ВТРОЕ!)

Как сложились судьбы первых мам и первых ребят? Каково продолжение? Наш корреспондент отправился в Топкинский район, в Бархатово…

Ангел  

— Ы! Ы! – шестилетний Павлик протянул ручки. Сказать «Мама!» — не было сил.

— Я как раз корову подоила, в дом вошла, старшие – в школе, я – к Паше, белье сменила, носки теплые ему на колготки надела, кухней занялась… «Ы!» — подозвал снова. Взяла на руки, к себе прижала…, он глазки закрыл и так на моих руках и умер, — в глазах 61-летней Татьяны Фадюшиной —  слезы.

Рана старая: Павлик умер от рака еще в 2007-м. Павлик – сын приемный. Но раненому сердцу приемной матери — не зажить. (Да и позже будут еще раны – от проблем, решаемых и трудно решаемых с взрослеющими приемными детьми, как это бывает в любой вообще семье — вообще с любыми детьми. Но со смертью Павлика Татьяна с мужем Сергеем окончательно поняли про себя, что и приемные дети – «все наши дети».)

— У Павлика был рак почки. Когда сделали операцию, удалили почку, назначили химиотерапию, и первый курс он прошел…, а потом родная мать всё забросила, а надо было шесть курсов пройти… Если б она с ним, с трехлетним, вовремя всё прошла бы…

А мы, в нашу семью, забрали умирающего Павлика — уже из приюта. Врачи говорили, что жить ему оставалось месяц, два. А у нас прожил – несколько лет… Если б не упущенное время – в родном его доме, у родной матери…, он бы и по сей день жил…

Татьяна и Сергей Фадюшины, имея трех родных детей, стали мамой и папой для 20 приемных..

… Фадюшины, приемные мама и папа, за Пашину жизнь боролись до конца. Не отказались, хотя было, медики предлагали оставить мальчика.

— Но мы не могли предать Павлика…

… На кладбище попрощаться с малышом пришло все село. Свои и соседские приемные дети не по возрасту рано о думанном-передуманном говорили: и что Паша стал ангелом, и «уйти» ему, прижавшись к маме Тане, дома, было не так страшно.

На 40-й день Павлик приснился приемной маме Тане и договорил то прощальное, что не успел. Не «Ы!» — «Мама, я люблю тебя!»

А теперь у их сына, Сергея Фадюшина-младшего, растут своя дочка и 12 приемных детей!

Первые…  

Павлик был пятым приемным ребенком – у Фадюшиных. А всего этот светлый дом, что стоит в начале деревни, на улице Новой, принял 20 приемных ребят! Сашу, Андрея, Катю, Настю, Пашу, Юлю, Артема, Аню, Сережу, Таню, Настю, Диму, Наташу, Колю, Дениса, Кристину, Вику, Веру, Олю, Лешу…

— А с чего началось? – попросила я рассказать, пока еще было утро…, пока последние приемные дети — шестеро школьников и студент — еще спали.

— В 2001-м мы с дочкой (а у Фадюшиных родных детей – трое, старшей Олесе было 21, она жила, работала уже в Кемерове, второй дочке Оксане — было 18, жила еще с мамой, папой, и сыну Сереже – было 10. — Авт.) услышали по телевизору про областную акцию «Найди меня, мама!», по устройству детдомовцев – в семьи. Дочка: «Мам, давай возьмем?» Вечером – я мужу, пришедшему с работы, говорю: «Давай, возьмем?» Он задумался…

— А с чего всё началось? – попросила заглянуть глубже – в память рода. 

— Моего отца спасли во время Великой Отечественной, не выдали немцам, дали кров, — говорит Татьяна Давыдовна. —  Ему было лет шесть, жили они тогда в Литве. Его родители были на фронте. Дети, трое – Давыд, Боря, Витя…, остались с родственниками. Когда немцы сгоняли евреев, а в роду — русская и еврейская кровь, то моего папу с братьями спрятали в подвале. Отец позже вспоминал, рассказывал, что из подвального окошечка видел, как немцы казнили евреев, его дядю – тоже… После войны он, выросший, ставший шофером, уехал в Узбекистан. Там познакомился с моей мамой (переехавшей туда с родными поднимать Голодную Степь). Я у них родилась…

— А я кузбасский, из соседней деревни, — кивает в сторону Опарино Сергей Павлович Фадюшин. – В Ташкент поехал работать с другом по речному училищу. Мы потом с Таней, его двоюродной сестрой, познакомились — на его свадьбе.

— Поженившись, много лет прожили в Узбекистане. Я – бухгалтер, муж – электромонтажник… Но с развалом СССР стали уезжать в Россию русские. Мы и приехали сюда, и повезло – нам дали эти полдома…

Большая семья… Фото из архива Татьяны и Сергея Фадюшиных.

А прошли еще годы… И Татьяна первой в Бархатове поняла, чего не хватает в красивом и катастрофически быстро старившемся селе. Детей! И призыв по ТВ «Найди меня, мама!» совпал с ее мыслями о селе.

— Детей – и приемных тоже — не выбирают. Они приходят – по Судьбе, — продолжает Татьяна. – Первым мы тогда с мужем взяли Сашу, ему было 11 месяцев. К нашему удивлению, он стал подрастать и походить на папу… Ну и разбаловали мы его все, конечно. А подрос Саша: «Это мое, это мне…», эгоистом становится, поняли… Решили взять второго приемного малыша. Приехала я снова в город. В приюте мне сказали про Андрея, ему было 2 года 4 месяца. Его я увидела спящим на боку, хорошеньким, в кудряшках… А забирала когда, увидела: у ребенка деформация личика,  здесь косточка выпирает, там уходит… Но потом в семье, и это любовь и чудо, ну и поправился он у нас тоже, конечно, всё выровнялось, всё прошло.

Татьяна с сыном Андреем…

… Потом семья дальше стала прирастать детьми. И соседки сначала поверить не могли, что Фадюшины счастливы с … чужой детворой.

— А потом, слыша и видя, как вьются вокруг нас с мужем малыши и кричат: «Мама! Папа!», задумались, у всех – родные дети уже повырастали, «улетели», внуки – далёко, — вспоминает Татьяна. – И мне Лидия Бондарева однажды сказала, как же дома пусто. И я: «А возьмите детей». — «Если ты поедешь брать, то и я с тобой…»  Съездили. Я взяла в нашу семью девочку, она – двух детей…

И дальше бархатовские женщины, не сговариваясь, одна за другой, тоже съездили в город, в приют. И в 2008-м в Бархатове уже жили 47  приемных детей! А через пару лет – уже 56! А дальше…

— И так и вышло, — задумывается, подсчитывая мысленно, Татьяна, — что за 20 лет Бархатово стало домом уже для 126 приемных детей… Это подвиг… У первых приемных мам, у меня — 20, у Нины Красновой – 10, у Елены Стародумовой – 21, у Лидии Бондаревой – 4 приемных детей… Потом за первыми мамами – еще мамы приемные появились… А из первых приемных мам за годы уже умерли – Людмила Ярыш, Нина Барладян, Бондарева Лидия Петровна… Свои и приемные выросшие дети их хоронили.

Татьяна и Сергей Фадюшины-старшие с младшими детьми…

Смена

Став взрослыми, приемные дети деревни Бархатово, в основном, разъехались окрест и по свету. У кого-то — победы (многие окончили техникумы и работают или еще учатся, и есть окончившие институты, и сейчас трое учатся). У кого-то — есть и ошибки и идет свой поиск пути…

Уже у некоторых – свои семьи и дети. И даже породнились, через приемных детей, Стародумовы и Бондаревы, родился внук…

И появились династии! У Красновых, Воробьевых, Морозовых выросшие дочки тоже стали приемными мамами.

— А наш Сережа (Фадюшин-младший) стал приемным папой, — гордятся Татьяна и Сергей, Фадюшины-старшие. – Он с женой Ксюшей переехал жить из города в деревню, и у них  родная дочка Вика (ей 6 лет) и …12 приемных старших детей! Катя, Никита, Артем, Настя, Руслан, Ева, Толя, Аня, Леша, Ксюша, Катя, Полина.

Сергей Фадюшин-младший стал приемным папой пять лет назад в 26, его жена – в 22 года. И так Фадюшины-старшие, имея 5 родных внуков, обрели 12 приемных внуков… И семейные заповеди Фадюшиных – «…учиться, почитать родителей, учителей, в доме – поддерживать порядок, в огороде, по хозяйству помогать, не пить, не курить…» — передаются дальше. И вот уже столько лет Фадюшины-старшие – приемные мама и папа – живут жизнью детей. Круглыми сутками – в заботе, работе. Без выходных и отпусков. Безвылазно в деревне. («Машины никогда не имели, а хотелось бы. С ребятами бы куда съездить…»)

Все лето — по ягоды… Сейчас у Фадюшиных-старших — 6 школьников, 1 — студент вуза. А самые старшие выросли и разлетелись…

… Деревенский день прошел быстро, солнце катится к вечеру. Приемные дети Фадюшиных-старших давно кто по дому, кто в огороде помог, кто коз подоил, кто уже играет … Дети с нежностью и с облегчением поглядывают на маму, опирающуюся на временную трость. Конец переживаниям — накануне ее выписали после операции из больницы.

… «Фадюшинский» 19-летний Андрей, студент сельхозакадемии, возвращается со скошенной травой. И – за дрова, хотя углярка с поленницей полна, и «кладушек» снаружи ее — уже достаточно. Он – младшим пример. В школе, легкомысленно с первого раза завалив ЕГЭ, как-то разом повзрослел. И, пересдав ЕГЭ, поступил в техникум, и в конце учебы — диплом защитил на 5. И в вузе – на агронома – сейчас учится хорошо…

— Андрей всё отцовское перенял, такой же трудолюбивый, — гордится  мама Татьяна. – Пока дров не заготовит, не успокоится. Потом довольный ходит, как папа, что всего полно на зиму.

— Я, когда идет семестр, приезжаю каждую неделю. Меня отовсюду домой тянет, — спокойно объясняет Андрей. – К маме и папе. И тянут не законченные дела.

— Мы планируем: после нас Андрей тут, в доме, жить останется. Наши родные дети – не против. Говорят: «Будем к нему — к брату —  приезжать», — делятся Фадюшины-старшие.

К новой зиме готовы… Андрей готовит последние дрова….

… Скоро 1 сентября. Школьный автобус поутру снова будет делать из маленького Бархатово в большое Усть-Сосново, в школу, два утренних рейса. И еще рейс в школу – в Шишино. Представляете, сколько детей?! А пока – все еще каникулы… Мальчишки – на велосипедах… Девочка несет по улице банку молока. Слышны там, там… в домах, во дворах, детские игры, смех… Вечером, к назначенному времени, соберутся танцоры.  Приемная мама (Фадюшина-младшая, тоненькая Ксения) продолжит ставить танцы со своими детьми и всеми желающими. «Мы – маленькие дети, нам хочется гулять….» — закружатся загорелые девчонки…

… Прошло 20 лет со дня, как в Бархатове появился первый приемный ребенок и за ним – приемные дети… Что это деревне дало?

— Просто жизнь.

— Тепло душе…

— Деревня больше не село-кладбище, где доживают век одни старики…, — говорят на улице приемные мамы.

А что говорят дети?… На кухне у Фадюшиных-старших висит картина – простой дом, простые цветы в вазе на столе, простое счастье. Картину собрали дети из 4000 пазлов – в подарок родителям. И это картина общей, сборной, трудной, счастливой Судьбы.

Оригинал статьи

(Visited 3 times, 1 visits today)

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *