Сидеть дома без дома

3 мая 2020 | Газета «Кузбасс»

Фото Фёдора Баранова.

По данным некоторых федеральных СМИ, москвичи в реалиях эпидемии коронавируса стали чаще обращаться в приюты для бездомных животных за питомцами. Правда, иногда с совершенно определенной целью – чтобы иметь возможность легально выходить на улицу. По другой информации, собак и кошек стали чаще выбрасывать – из-за страха заразиться. Как обстоят дела с безнадзорными животными в Кузбассе, и как в эти тяжелые времена выживают приюты, которым и без того нелегко, узнавал наш корреспондент.

Руководитель новокузнецкой городской общественной организации Общество защиты бездомных животных «Кот и пёс» и приюта «Шанс на жизнь» Татьяна Поляева наслышана о том, что в Москве животных скорее выбрасывают, чем берут. ]

«Об этом говорит депутат Владимир Бурматов (председатель комитета Госдумы РФ по экологии и охране окружающей среды. – Прим. авт.): увеличились поступления животных в приюты, – рассказывает зоозащитник. – То есть не так, как за границей, где разобрали всех кошек и собак. У нас в Новокузнецке, слава Богу, особого всплеска нет: массово не избавляются от животных. Волонтеры как работали, так и работают, помогают животным – никто не отказывается. Единственное, стало мало пожертвований, и это понятно: у людей упали доходы. Но раненых животных меньше не стало. И с этим сейчас очень сложно».

Карантин для хвостов

«Шанс на жизнь» (находится в Новокузнецком районе) продолжает работать. Недавно приют планово проверила районная ветстанция и районная прокуратура. По словам Татьяны Полевой, надзорные органы вынесли приюту некоторые рекомендации по улучшению работы, но в целом условиями, в которых содержатся животные, остались очень довольны.

К возможному наплыву отказников на фоне страха перед коронавирусом в «Шансе на жизнь» пока не готовы физически: территория большая, но нужны дополнительные будки и вольеры. Приют рассчитан на 100 собак и 30 кошек, однако в общей сложности там сегодня находится 175 и 25 животных соответственно. Зоозащитники спешат успокоить владельцев собак и кошек.

«Животное само заразиться не может, но может перенести вирус на шерсти от больного хозяина», – объясняет Татьяна Поляева.

Поэтому следует соблюдать все те же меры предосторожности, что и в случае с людьми и изолировать животных от заразившихся членов семьи.

По словам руководителя кемеровского приюта «Верный» Татьяны Медведевой, звонков от желающих сдать животное стало гораздо больше. И они напрямую связаны с коронавирусом.

«Говорят: у нас кошка, мы бы хотели ее отдать, потому что боимся заразиться, – рассказывает собеседник газеты. – Или просят взять животное на время, а когда всё это утихнет, готовы забрать назад. Таких звонков раньше не было. Многие слышали, что кошки заражаются коронавирусом. Действительно, многие из них являются его носителем, но коронавирус этот совершенно другой – кошачий, и человеку не передается. Люди путают эти вещи, или, может, боятся, перестраховываются и из-за этого недопонимания отказываются от своих домашних животных».

Собака – друг изолированного?

В «Верном» сегодня содержатся 150 собак и 150 кошек. Сократить это количество никак не получается: хотя приют переполнен и не принимает новых здоровых постояльцев, отказать в помощи травмированным животным в тяжелом состоянии зоозащитники не могут.

Выпускается из приюта несоизмеримо меньше, чем в него попадает. Впрочем, звонки от желающих взять животное сейчас есть, отмечает Татьяна Медведева, но для чего нужен питомец, звонящие не уточняют. В перспективе ввода в Кузбассе обязательной самоизоляции и электронных пропусков можно было бы предположить, что спрос на собак вырастет – с ними можно легально выходить из дома. Однако в любом случае приехать в приют сейчас нельзя.

«Пока гостей мы не ждем, в том числе – потенциальных владельцев, – поясняет руководитель «Верного». – Мы не автономны, находимся на территории другой организации и придерживаемся всех ограничительных мер. В то же время мы официально являемся той организаций, которая не может остановить работу. Волонтерам доступ в приют пока дают. Не могу сказать, что тут есть какая-то проблема. Начнем с того, что волонтеров в принципе очень мало. И наши постоянные помощники как приезжали – так и приезжают».

Общие экономические проблемы зоозащитники, конечно, ощущают. Есть и свои проблемы, связанные с сезонностью. Летом, как правило, всегда проходит ремонт вольеров, которые собаки погрызли за зиму. Кроме того, минувшей зимой под тяжестью снега рухнул сарай, в котором хранятся дрова на растопку печи и солома на подстилку животным. К осени его во что бы то ни стало нужно восстановить. Приют с радостью примет помощь добровольцев, которые готовы будут отремонтировать сарай (разумеется, после снятия ограничительных мер), предоставят профлист и пиломатериалы. А для животных всегда актуальны пожертвования в виде корма.

«Пока за помощью мы не обращались, – говорит Медведева. – Понимаем, что у всех сейчас ситуация одинаково тяжелая. Но нам, наверное, вдвойне тяжело, потому что на наших плечах всё это хозяйство, и элементарно прокормить такое количество животных… В теплое время мы традиционно переходим на сухой корм (потому что каши очень быстро закисают). В день у нас его уходит 60 килограммов. Один мешок стоит 1500-1700 рублей и выше».

Выпустить нельзя оставить

Как уже писал «Кузбасс», в январе вступил в силу областной закон, закрепляющий ответственность муниципалитетов за проблему животных на улице. Местные власти должны обеспечить их отлов и содержание в приютах – за счет субвенций из регионального бюджета. Администрация Кемерова муниципальный контракт на восемь миллионов рублей заключила с физическим лицом Михаилом Бобрыкиным – директором сети клиник «Ветеринарная скорая помощь». В кемеровской мэрии газете поясняли, что за год исполнитель должен отловить, стерилизовать и вакцинировать около 700 животных. Всех, кого можно, после передержки должны отправлять обратно в среду: собак – с биркой на ухе, кошек – чипированными. При этом фото социализированных взрослых животных, щенков и котят служба выставляет в «Инстаграм» – на пристройство. С 24 марта клиника выставила в соцсеть объявления об около ста таких животных.

Как новая схема обращения с безнадзорными животными отражается на ситуации, сказать сложно. Реакция населения пока негативная, говорит Татьяна Медведева.

«Нам звонят с выяснением отношений: почему животных забрали со двора, а потом вернули назад, – рассказывает руководитель «Верного». – Людей это возмущает. Как-то не настроены они воспринимать животных, пусть даже стерилизованных, на своей территории. Мы понимаем, что это, конечно, здорово: бездомные кошки и собаки не будут плодиться, но в отзывах людей видим пока только негатив».

У кемеровских зоозащитников есть вопросы к службе отлова «Ветеринарной скорой помощи», но получить ответы они пока не могут.

«Мы никак не можем связаться, к большому сожалению, с Михаилом Сергеевичем, – говорит Татьяна Медведева. – Нам как представителям официальной зоозащиты Кузбасса хотелось бы с ним встретиться и некоторые моменты прояснить. Есть категории животных, которых нельзя возвращать в среду: животные агрессивные, животные больные, животные-инвалиды. Мы пока не можем выяснить и получить официального ответа, куда эти животные перенаправляются. В Кемерове существует два официальных приюта – наш и Благотворительного фонда «За Зверушек». Не могу сказать за них, но к нам не обращались по таким животным. С марта с ними не столкнуться было невозможно. Я думаю, эта информация интересна не только нам, но и другим людям».

Все кошки серы

Интересны и другие нюансы. Как, например, служба по заявкам горожан отлавливает бродячих животных, которые в общем-то не склонны сидеть на одном месте? Кемеровчанка Оксана в прошлый четверг позвонила по телефону 76-34-76 с просьбой забрать бездомную кошку. На том конце провода женщине пояснили, что машина у службы всего одна, а заявок много, и что в первую очередь отлавливаются агрессивные собаки. Кемеровчанке предложили попридержать кошку в подъезде, обещали перезвонить, но и спустя неделю этого не сделали.

В Новокузнецке семимиллионный контракт на обращение с животными выиграла компания «Авега», которая занималась этим ранее. По информации Татьяны Полевой, эта же организация стала победителем аналогичного конкурса в Новокузнецком районе, Прокопьевске, Киселевске и Таштаголе. Насколько известно нашему собеседнику, по принципу ОСВВ (отлов, стерилизация, вакцинация, выпуск) исполнитель не работает.

«Я не понимаю, на каком основании с ними заключили договор, потому что у них, по нашей информации, нет ни одного приюта, – говорит руководитель местного ОЗЖ. – Где содержат животных, мы не знаем».

По словам собеседника газеты, в этом сейчас разбирается прокуратура.

Стерилизацией с последующим выпуском в Новокузнецке сейчас занимается только приют «Шанс на жизнь», говорит Поляева. Но уже не по договоренности с администрацией, а по инициативе предприятий (производств, баз, стройплощадок и т.д.), на территории которых живут бездомные собаки. Стерилизованные, вакцинированные и чипированные, они останутся такими же хорошими охранниками, но уже не принесут ненужный приплод.

Оригинал статьи


Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.


(Visited 23 times, 1 visits today)

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *