Про любовь и горошину

21.01.2022
23 декабря 2021 | Анна Тимощук

На фото – фрагмент репетиции спектакля «Принцесса на горошине». Фото автора.

Новый год – отличный повод поставить хороший детский спектакль. Не одноразовую «поскакайку», а сказку, которая будет жить долго и счастливо. Такую задачу перед собой ставят в Кемеровском театре для детей и молодёжи вот уже семнадцатый год подряд.

Наш любимый Андерсен

В этот раз за чудесную историю любви взялась режиссёр театра Ирина Латынникова. Сказка Андерсена «Принцесса на горошине», которой почти 200 лет, превратилась в добрый и весёлый спектакль. Премьерные показы уже начались и продолжатся в новогодние каникулы.

– Ирина Николаевна, расскажите про вашу традицию под Новый год делать новую сказку.

– Да, есть такая. Конечно, иногда сил не хватает и фантазии, но мы стараемся каждый раз придумывать что-то особенное. Иногда бывает ощущение, что это уже было и надо найти какой-то новый материал. И мучаемся вопросом: «А что мы ещё не ставили?» В этом году остановились на сказках Андерсена. В репертуаре когда-то был спектакль «Дикие лебеди», и больше мы к этому автору не возвращались.

– Вернулись по какой причине?

– А потому, что он чудесен. И знаете, каждому ребёнку нужен некий архетип сказок, который он должен пройти обязательно. Дальше он вырастет и будет сам выбирать, что ему читать – современное или классическое. Но какой-то опыт сказки малыш должен получить обязательно. И Андерсен в этом смысле необходим. Потому что это умно, это глубоко. Потому что истории хорошо структурированы, есть о чём подумать. И за сказкой интересно следить – это тоже важно. И вот мы выбрали «Принцессу на горошине». А дальше и говорить-то трудно.

– Почему?

– Сказка-то короткая. Знаете, в чём сложность? Нужно не просто перенести сюжет на сцену, а ещё и через свою призму это всё пропустить. Чтобы это была не иллюстрация какого-то известного мультика или кинофильма. Берётся литературная основа, а сочинять всё равно нам спектакль. И вот мы оттолкнулись и сочиняем, сочиняем, сочиняем… К слову, на помощь позвали и другие сказки автора. Там появляются очень известные персонажи, дети их сразу узнают. Такой вот андерсоновский мир.

У нас, кстати, две актрисы играют настоящую принцессу. Там ведь вся проблема в вопросе, кто такая настоящая принцесса, а кто таковой только кажется. И поэтому идут параллельно две сказки – «Принцесса на горошине» и «Свинопас». А в «Свинопасе» есть принцесса, однако она не проходит жизненные испытания. А та, которая явилась ночью, в совершенно смешном мокром ужасном виде, вдруг и оказалась самой настоящей. Идея-то спектакля в том, что не важно, принцесса ты или нет. Главное, чтобы человек был хороший.

– Спектакль будет интересен и взрослым?

– Конечно, в нём много юмора, хорошей театральной игры. Мы вообще любим такой игровой театр, когда не просто нарисованы богатые дорогие декорации, а когда они очень простые. Но в силу различных приспособлений одно и то же место становится разным.

– Элементы интерактива предусмотрены в спектакле?

– Знаете, когда спектакль хорошо сделан, зритель обо всём забывает и просто следит за историей. Это и есть самое главное. А не когда задаются дурацкие вопросы: «А вы поняли», «А давайте…» и так далее… Я сама всё это в детстве терпеть не могла, всегда хотелось уйти в сторонку. Потому что это всё ненастоящее. Вот когда ты забываешь, что ты зритель, – это и есть искренность! Когда находишься на том же уровне напряжения, на котором существуют актёры на сцене.

Хотелось бы, чтобы спектакль был очень простой. Где-то даже примитивный. Чтобы показать детям, на что способна театральная фантазия и игра. И вот у нас на сцене маленький театрик с дешёвым занавесом, простыми приспособлениями. Но, оказывается, что и не надо дорогого и богатого. Всё ж есть. И горошина, и роза, и соловей, и две принцессы, и принц. Это, по сути, его история. Поиска и ответа на вопросы: «А что есть любовь, как она происходит, как возникает разочарование?» А потом ты приходишь домой, а там тебя ждали. И оказывается, это и есть любовь. Когда очень просто, легко. Думаю, что сказка наша глубокая, настоящая.

После праздника

– Новый год пройдёт, а сказка останется, – пообещал директор театра Григорий Забавин. – Потому что хорошие детские спектакли долго живут. А ещё я хотел сказать вот что. Осенью в Новосибирске была лаборатория, посвящённая театру для детей. Мы на неё не попали, но посты и обсуждения до нас дошли. И несколько мыслей очень мне откликнулись. До такой степени это рифмуется с тем, как мы воспринимаем театр для детей. Нам чужд такой интерактив, когда ребёнок должен поорать, ножками, ручками подрыгать. И вообще, увеселительный театр, в том числе детский, всегда был неблизок. С другой стороны, сегодня я очень много вижу детского театра, где говорят о том, что с детьми надо разговаривать о вещах глобальных. Но в то же время не только об этом! Вот какой вывод лаборатории меня поразил: ребёнок хочет прийти в театр и увидеть ту сказку, которую на ночь ему читала мама. И от этой простой и очень точной мысли мне стало очень хорошо. Потому что мы и стараемся, чтобы у детей вновь возникло переживание, которое он уже испытал вместе с мамой, когда они читали эту книжку… Сочувствие, сострадание – этот опыт очень важен. И больше, по сути, он нигде и не возникнет. Только в театре. Поэтому наша задача – поставить спектакль, который попадёт в зрителя. И жить будет долгие годы.

– Но какая-то программа новогодняя всё равно будет?

– Конечно. Тут мы абсолютно традиционны. И Дед Мороз, и ёлка. И, кстати, для нас Дед Мороз – это не официант, раздающий подарки, а хозяин Нового года. И просим мы у него не подарка, а чуда. И утренники свои стараемся именно в эту сторону строить. Они будут, кстати, после сказки. А не до спектакля, как раньше. Это хорошая находка. Дети тогда спектакль смотрят с другим отношением, а потом у них есть ещё и праздник – «на десерт».

Оригинал статьи

(Visited 1 times, 1 visits today)

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *