«Зимняя вишня»: судебная хроника

19.10.2021
12 октября 2021 | Александра Арсеньева

Сейчас на месте ТРЦ «Зимняя вишня» Парк Ангелов. Фото Сергея Гавриленко.

В Кемерове началось оглашение приговора по первому из четырёх уголовных дел, которые были возбуждены после трагедии в торгово-развлекательном центре «Зимняя вишня» в марте 2018 года.

Мы нечасто обращаемся к материалам непосредственно из зала суда: много имён, документов, рутинного описания процесса. Но сейчас – дело особое. Прошло три с половиной года с печальной даты, когда страшный пожар в кемеровском ТРЦ унёс жизни 60 человек, среди которых 37 были детьми.

Первых подозреваемых по этому делу установили и задержали быстро – в течение недели, последнему – экс-гендиректору «Зимней вишни», которого пришлось сперва искать за рубежом, а затем с соблюдением всех юридических требований привезти в Россию, – предъявили обвинение чуть больше года назад. Напомним, всего в ходе расследования были задержаны 15 человек – от руководителей до рядовых сотрудников, в том числе и в структуре МЧС. Они стали фигурантами четырёх уголовных дел, которые объединены теми или иными статьями Уголовного кодекса.

Дело первое. Определение наказания

Приговор по самому первому делу «Зимней вишни» начали оглашать ещё 30 сентября. Продолжили 5, 6, 7 октября, и впереди как минимум ещё три судебных заседания – 12, 13 и 14 октября. Процесс не быстрый: на скамье подсудимых сразу восемь человек. В их числе генеральный директор ОАО «Кемеровский кондитерский комбинат» (компания-собственник торгового центра) Юлия Богданова, генеральный директор ООО «Зимняя Вишня» (управляющая компания двух верхних этажей здания) Надежда Судденок, технический директор ОАО «Кемеровский кондитерский комбинат» Георгий Соболев, руководитель фирмы «Системный интегратор» (обслуживала пожарную сигнализацию в здании ТРЦ) Игорь Полозиненко, сотрудник фирмы «Системный интегратор», непосредственно отвечавший за монтаж и исправность пожарной сигнализации, Александр Никитин, сотрудник частного охранного предприятия, который должен был включить систему оповещения о пожаре, Сергей Антюшин, начальник караула пожарно-спасательной части № 2 Сергей Генин, проигнорировавший слова очевидца о короткой дороге в кинозал, что привело к потере времени, ставшей роковой для людей в кинозале, начальник службы пожаротушения 1-го отряда федеральной противопожарной службы по Кемеровской области Андрей Бурсин, руководивший тушением пожара. Он вопреки уставу не организовал разведку должным образом, что и помешало вовремя найти тех, кто ждал помощи.

Во вводной части приговора судье необходимо огласить всё, что было установлено в отношении каждого из восьми подсудимых в ходе судебного следствия, а это подробное перечисление всех действий, которые привели обвиняемых на скамью подсудимых, и все последствия. Один только список погибших и всех пострадавших на уже прошедших заседаниях звучал раз шесть. И во время каждого прочтения в зале раздавались всхлипы в рядах присутствующих родственников, а женщины за решёткой горбились и ещё ниже опускали головы.

Всего в первом деле фигурируют три статьи УК РФ: ч. 3 ст. 219 – «Нарушение требований пожарной безопасности, повлекшее по неосторожности смерть двух и более лиц»; ч. 3 ст. 238 – «Оказание услуг, не отвечающих требованиям безопасности, повлекшее по неосторожности смерть двух и более лиц»; ч. 3 ст. 293 – «Халатность, то есть ненадлежащее исполнение должностным лицом своих обязанностей, повлекшее по неосторожности смерть двух и более лиц». Обоих пожарных судят за халатность, охранника – за оказание небезопасных услуг, представителей «Системного интегратора» – за нарушение пожарной безопасности. А руководство ТРЦ – Богданову, Судденок и Соболева – сразу по двум статьям УК РФ: 219-й и 238-й. По совокупности преступлений гос­об­ви­не­ние запросило для них и самые большие сроки: 14,5 года, 14 и 13 лет соответственно. Для охранника Сергея Антюшина прокурор потребовал девять с половиной лет колонии, для остальных сроки варьируются в пределах пяти лет – шести лет восьми месяцев заключения.

Суд уже установил, что каждый из восьми подсудимых совершил именно то, в чём их обвиняют, а руководство «Зимней вишни» и в составе организованной группы. Дело осталось за резолютивной частью приговора: признать их виновными и назначить, кому и сколько сидеть.

Добавим, что Юлия Богданова, Надежда Судденок и Георгий Соболев в ходе ранее прошедших судебных прений частично признали свою вину. Но родных погибших это не удовлетворило, они требуют для всех наказания по полной.

– Вы не представляете, что такое – опознать ребёнка по ботиночкам, и нет возможности даже прикоснуться к нему в последний раз, – эта боль, высказанная Еленой Тесленко в ходе прений, рефреном проходила через речи всех родных погибших, выступавших в зале суда.

Дело второе. Судебные прения

Пока в одном районном суде оглашают первый приговор, в другом суде Центрального района – начались судебные прения по второму уголовному делу. В судебных прениях выступают гос­об­ви­ни­тель с потерпевшими, которые высказывают свои пожелания по наказанию, и сторона защиты вместе с самими подсудимыми, которые должны представить свои доводы по смягчению наказания либо полному оправданию.

В этом уголовном деле фигурируют четыре человека: бывший начальник областной инспекции строительного надзора Танзилия Комкова, её сын Эдуард Комков, его приятель и партнёр по бизнесу Никита Чередниченко и бывшая подчиненная Комковой, работавшая в должности начальника одного из отделов Гос­строй­над­зо­ра, – Светлана Шенгерей.

Обеих женщин обвиняют в превышении должностных полномочий за то, что не воспрепятствовали запуску в эксплуатацию здания са­мо­строя, да ещё и возведённое с многочисленными нарушениями пожарной безопасности. Но если Шенгерей подписала акт, согласно которому реконструкцию провели в соответствии с необходимыми требованиями, а также заключение, необходимое для получения разрешения на ввод здания по указанию своего тогдашнего руководителя – Танзилии Комковой, то вот сама экс-глава Гос­строй­над­зо­ра, как уверено следствие, была в этом заинтересована по другой причине. Бывшая чиновница при участии своего сына и Чередниченко получила семь миллионов рублей от застройщика – гендиректора ОАО «Кемеровский кондитерский комбинат».

За взятку Комкова не привлекала компанию к ответственности за проведение работ по реконструкции второй очереди здания «Зимней вишни» без разрешения на строительство и с нарушением требований проектной документации. Деньги были перечислены в фирму Чередниченко – ООО «ИСК «Ресурс» с марта 2013 года по март 2014-го по поддельному договору на проектирование. В последующем сообщники их обналичили. Также Комкову обвиняли по ч. 3 ст. 174 УК РФ за легализацию полученных денег, но так как данное преступление относится к категории средней тяжести, его срок давности истёк и наказывать за него её уже не будут.

Судебные прения только стартовали, из всего списка выступающих свою позицию пока озвучил только прокурор. Но запрошенное гос­об­ви­ни­те­лем наказание шокировало подсудимых и сторону защиты. К длительным срокам заключения добавились и гигантские судебные штрафы, в десятки раз превышающие сумму взятки, что, впрочем, предусмотрено законом. Исключением стала Светлана Шенгерей, которая избежала обвинения во взяточничестве, для неё, к слову, потребовали и самый маленький срок – восемь лет.

А вот для Эдуарда Комкова прокурор запросил 12 лет лишения свободы и штраф в 420 миллионов рублей, для Никиты Чередниченко – 18 лет лишения свободы и 420 миллионов 400 тысяч рублей, а для экс-начальника инспекции Гос­строй­над­зо­ра Кузбасса Танзилии Комковой – 21 год лишения свободы и 450 миллионов рублей штрафа.

Как показывает сложившаяся практика, если подсудимых признают виновными, то наказание, назначенное судом, оказывается лишь немногим меньше, чем просит сторона обвинения.

Повторится ли тенденция и в этом деле мы сможем увидать уже совсем скоро: ориентировочно не позднее февраля 2022 года.

Дела третье и четвёртое. Исследуются доказательства

Два оставшихся уголовных дела сейчас находятся на стадии судебного следствия. В его ходе сторона защиты и обвинения представляют собранные доказательства вины или невиновности подсудимых. В одном из этих уголовных дел фигурируют бывший глава МЧС Кузбасса Александр Мамонтов и его подчиненный – начальник одного из отделов ведомства Григорий Терентьев, в другом – экс-со­вла­де­лец печально известного ТРЦ и бывший гендиректор Вячеслав Вишневский. Его обвиняют в даче взятки в особо крупном размере, а сотрудников МЧС – в халатности, повлекшей по неосторожности смерть двух и более лиц. По версии следствия, они не запланировали и не провели в 2017-2018 годах проверку соблюдения требований пожарной безопасности в «Зимней вишне». Кроме того, у обоих есть сопутствующие статьи: Мамонтова также обвиняют в растрате на сумму более 1,8 миллиона рублей из бюджета МЧС, а Терентьева – в мошенничестве. По версии следствия, Терентьев в 2017-м и 2018 году обманным путём похитил выплаченную работодателем денежную компенсацию, которая в действительно ему не полагалась.

Когда эти два дела перейдут к финальной стадии, пока неизвестно никому: стадия судебного следствия может затянуться по разным причинам, включая отпуск судьи, болезнь подсудимого, неявку свидетеля и так далее.

«Кузбасс» будет следить за всеми процессами.

Оригинал статьи

(Visited 1 times, 1 visits today)

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *