Законы жизни

17.09.2021
14 мая 2021 | Газета «Кузбасс»

Дмитрий Исламов в гостях у жителей Прокопьевска,переехавших с подработанной территории в благоустроенную квартиру.

За три ближайших года Кузбасс получит из федерального бюджета 10,3 миллиарда на расселение домов с подработанных шахтами территорий. Поправки в проект федерального закона о федеральном бюджете, обеспечившие кратно возросшее финансирование, а значит, и темпы расселения, внесла фракция Госдумы «ЕДИНАЯ РОССИЯ» в 2020 году. Среди разработчиков – депутат от Кузбасса Дмитрий Исламов. Как это работает на практике, разбирался наш корреспондент.

Проблема переселения с подработанных территорий закрытых шахт возникла не вчера. Соответствующую программу Минэнерго приняло еще в 1994 году. По ней за 25 лет 42 тысячи семей в шахтерских городах страны получили новое жилье. Оставалось еще 11 тысяч, и большинство из них – в Кузбассе. Переселение шло медленно: на одной территории в год переселяли по три десятка семей. Например, в Прокопьевске в 2018 году новоселье справили 36. Такими темпами переселение длилось бы десятилетия…

Дома над подземным городом

В 2018 году на совещании, посвященном развитию ТЭК, в Кемерове губернатор Кузбасса Сергей Цивилев обозначил проблему перед президентом страны. Тогда Владимир Путин распорядился завершить переселение с подработки до 2025 года. Затем губернатор Кузбасса многократно поднимал эту тему уже в Москве и добился решения, было еще одно поручение президента – уже за три года расселить жителей с подработанных территорий.

Заместитель председателя комитета по энергетике Дмитрий Исламов: «При рассмотрении на всех комиссиях и комитетах в Госдуме на всех этапах мы этот вопрос постоянно ставили, вносили поправки в бюджет, объясняли, почему их принятие так важно для угольных регионов в целом, и тем более для Кузбасса».

«Что такое жилье на подработанной территории? – обращается депутат к коллегам из неугольных регионов, поднимая эту проблему в феврале 2019 года. – В прошлом веке, в 30-40-х годах стране нужен был уголь: открывалось много новых шахт. А для шахтеров вокруг предприятий, прямо на отводах, строили временное жилье – бараки. И вот строили временно, а некоторые из них стоят до сих пор. Шахты закрылись, а люди продолжают жить. Мало того, что жилье старое, обветшалое. Самое главное, что под этими домами выработки. Вот для примера: одна шахта «Распадская» в Кузбассе по протяженности больше, чем весь Московский метрополитен. Одна шахта! А только в Кузбассе их больше ста. И вот представьте себе, уважаемые депутаты, стоит шахтерский город, а под ним – еще один город, только подземный. Отсюда обвалы, провалы, подтопления, метан скапливается в погребах. А метан – взрывоопасный. Выход здесь только один: бараки сносить, а людям предоставлять новое жилье».

Далее Исламов с благодарностью констатирует тот факт, что на 2019 год финансирование с подработки увеличено. К примеру, город Прокопьевск в 2018 году на эти цели получил из федерального бюджета 76 млн руб., а на 2019-й – полмиллиарда. Город Киселевск – 260 млн руб., в два раза больше, чем годом ранее. В Ростовской области – то же самое. Но даже с такой бюджетной прибавкой расселение будет идти еще 12 лет. А между тем президент поручил разобраться с проблемой до конца 2024 года.

Тогда же депутат подготовил протокольное поручение Думы, цель которого – запросить Правительство: какие меры будут приняты и сколько денег будет заложено в бюджет, чтобы выполнить президентское распоряжение. Поручение парламентарии поддержали, как и в дальнейшем сами поправки в закон о федеральном бюджете на 2021-2023 годы.

В результате такой упорной работы губернатора, Правительства Кузбасса удалось увеличить финансирование. Например, в Прокопьевске с 76 млн рублей в 2018 году до 1,5 млрд в 2021 году. В 2023 году эта сумма составляет уже более двух миллиардов. Это кратное увеличение! И главное, есть финансовые средства, которые позволяют решить эту проблему в ближайшие три года. В целом финансирование российской программы расселения из домов под шахтными выработками составило 13,5 млрд рублей, из которых 10,3 получит Кузбасс. Для сравнения, за 22 года весь объем финансирования на переселение жителей из ветхого аварийного жилья с подработанных угольными предприятиями территорий для региона составил 18 млрд рублей.

Выступление на пленарном заседании Госдумы 07.02.2019

Тысячи счастливых историй

Еще немного сухих цифр. 10,3 миллиарда – это 5398 семей, которые переселят в ближайшие три года. Большинство из них живет в трех городах, из них 2810 – в Прокопьевске, на который придется 5,3 млрд руб. федерального финансирования. В Киселевске – он получит 2,17 млрд руб. – в течение трех лет новоселье справят 1063 семьи. В Анжеро-Судженске новое жилье приобретут 1303 семьи; бюджет – 2,36 млрд руб. В каждом случае суммы в разы больше, чем когда-либо.

Рекордный транш – 1,5 миллиарда – на переезд с подработки в этом году пришел в Прокопьевск. Федеральные деньги, привлеченные в 2020 году, уже работают. Так, в марте из поселка Березовая Роща в многоэтажку на Тыргане переехала пенсионерка Лидия Григорьевна Изотова. Она прожила в бараке на улице Каспийской без малого 60 лет, а квартиру ждала 20. Поэтому не особенно удивляет, что поначалу женщина не могла справиться с волнением. Говорит, сначала хотела перевозить вещи по частям, чтобы иногда ночевать в старом доме. Но все тревоги остались позади, как только она переступила порог новой просторной квартиры: «Никуда отсюда не поеду!».

Планируется, что в 2021-м в благоустроенное жилье в Прокопьевске с подработки переедут 694 семьи, или 1 901 человек.

В апреле во время рабочей поездки в Кузбасс Дмитрий Исламов заехал в гости к недавним новоселам в своих избирательных округах. «Случилось то, чего люди долго-долго ждали, – говорит депутат. – Именно с вопросом переселения было связано 90% обращений избирателей. И я помню эту радость в глазах, когда сообщал им на приеме: «Ваш дом расселят в этом году, а ваш – в следующем».

Татьяна Сулима из Киселевска – опекун двух родных племянников. Мальчики стали сиротами восемь лет назад. Семья жила в доме на подработках шахты «Тайбинская». В прошлом году, добавив денег к компенсации за расселенный барак, женщина купила каждому из ребят по отдельной квартире. Старшему в строящемся доме в Кемерове, где он отучился на политолога (сейчас молодой человек уехал в Санкт-Петербург в аспирантуру), младшему – в Киселевске. Парень учится в техникуме и тоже делает успехи. Так буквально на глазах меняется качество жизни людей. Это реальные истории, и таких историй будет – тысячи, уверен Дмитрий Исламов. Но это не значит, что на достигнутом можно остановиться. Усовершенствования требует сам механизм включения дома в программу расселения.

«По закону, чтобы дом расселили, он должен быть ветхим на 70%, – объясняет депутат. – Но есть, например, бараки с ветхостью 50-60%, и они все построены на подработке. Или, например, люди купили дом позже, в список не попали, но фактически они точно так же живут над выработкой. Надо менять нормативную базу, чтобы под переселение попадали жильцы всех таких домов. Ведь нельзя же снести всю улицу и один дом оставить! Губернатор создал рабочую группу – в каждой территории, где есть подработка, должны провести инвентаризацию всех домов. Выявленные индивидуальные особенности нужно увязать между собой, чтобы выработать единый подход к включению домов в программу. А еще же есть Ростовская область. Так что эта проблема – комплексная, но такими темпами она еще никогда не решалась. Целые микрорайоны будут расселены».

Угольный паёк – по справедливости

Другая боль жителей шахтерских городов, которую донес до коллег-законодателей Исламов, – социальная несправедливость закона о пайковом угле. Опять же, не все в Госдуме знали, что это такое. Это норма угля за счет федерального бюджета, которую предоставляют вышедшим на пенсию работникам государственных шахт, проработавшим более 10 лет – тем, кто живет в домах с печным отоплением. Льгота распространялась только на работников, которые вышли на пенсию до ликвидации или приватизации предприятия. Те же, кому не повезло уйти хоть на день позже, остались за бортом. К примеру, работали два соседа в одном забое: один получает уголь бесплатно, а другой покупает, тратя немалые деньги из семейного бюджета – около 30 тысяч в год. «Только депутаты от угольных регионов знают, что этой проблеме 8 лет, – рассказывал Дмитрий Исламов с думской трибуны в 2019 году. – И сколько понадобилось усилий, чтобы добиться положительного заключения правительства на этот закон! Если он будет принят, дополнительно почти девять тысяч шахтеров в 22 регионах будут получать пайковый уголь. Эти люди всю жизнь работали на шахте, а шахтерский труд – самый тяжелый. Они заслужили это право».

Депутаты и на этот раз поддержали представителя Кузбасса: с 2020 года список получателей пайкового угля расширился. Только в Кемеровской области право на бесплатное топливо получили более чем 5 тысяч человек. В целом пайковый уголь сегодня получают больше 13 тысяч кузбасских семей.

Отстаивать интересы шахтеров и их семей в Думе нужно продолжать, считает Дмитрий Исламов. Например, депутаты должны защитить финансирование на негосударственные шахтерские пенсии на очередной период. Да мало ли еще чаяний и проблем у жителей угольных городов и поселков?

Оригинал статьи

(Visited 1 times, 1 visits today)

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *