Всё пройдет, если…

08.05.2021
2 декабря 2020 | Лариса Максименко

Агафья Карповна и Антон Лыков, племянник с Урала. Фото Антона Лыкова.

Вести с заимки Агафьи Лыковой: знаменитая отшельница передает, чем лечить пневмонию, и молится о спасении России от смертельной язвы (коронавируса)…

Четверть века назад одинокая Агафья, последняя из отшельников-староверов Лыковых, с рождения живущая в хакасской тайге, хотела обрести семейное счастье. Она, погостив у кузбасской племянницы (по линии матери) под Таштаголом, попросила отдать ей одного из шестерых ребятишек. Агафье – в дети. Чтобы тоже иметь семью, чтобы передать ребенку – на заимке – старинные знания староверов в их глубине…

Но девочку не отдали. Отшельница вернулась на заимку одна. И мечта стать кому-то самой близкой: мамой, тётей…, учителем, ушла навсегда.

Лето 7528 года. Агафья с племянником Антоном за молитвой. Фото Владимира Лотова.

Но вдруг. В далекой от заимки точке России, в незнакомой Агафье семье заговорил голос рода. И Антон Лыков, узнав по архивам, что он – двоюродный племянник, отправил тётке Агафье письмо. И она прислала ответ, к себе позвала. И год назад, с таштагольским вертолетом, везшим Агафье, как всегда, от Кузбасса сено, припасы…, Антон попал к Агафье Карповне, на заимку, на пару часов. А нынче летом, помня ее, «… снова приедешь ли?», Антон приехал, прожил два месяца, учась, помогая…

И она мне духовным наставником стала, – рассказал «Кузбассу» 43-летний Антон из Верещагино Пермского края, инженер-строитель-железнодорожник с Урала. – … А вообще с чего все началось, путь-то мой к «корням»?… Это было как удар незримой кувалдой, как гром, вдруг разбудивший…

Агафья рыбачит с детства… Фото Антона Лыкова.

Встреча через 130 лет

… Шаг в лето 7528 года (по календарю староверов. – Авт.) был скор и решителен. Антон, узнав, что к Агафье пойдет лодка, отпросился у жены с сыном, согласовал поездку в митрополии РПСЦ и – на поезд.

Потом – с Абакана с сотрудниками заповедника «Хакасский» на внедорожнике, дальше – двое суток на лодке… На последнем участке реки сильно задержались, пробивались сквозь завалы веток, стволов…

А приплыли – Агафья где-то в лесу. Но услышала – пришла скоро с вязанкой веток для коз… Обнялись тетя с племянником.

А уж – вечер.

Лесники заночевали в палатке, а мне хозяйка показала место в одной большой избе, это моленная, там много икон, книг. Я прилег на козью шкуру на лавочке, мы разговаривали, она за столом резала хлеб на сухари. И она нежным таким, даже детским голосом произнесла: «Я тебя ждала…» И я уснул. Наутро встал часов в восемь, тихо зашла Агафья со свечой, мы помолились…

Агафьин дом… Фото Антона Лыкова.

Потом лесники уплыли, забрав тогдашнего помощника Агафьи – Алексея. И 76-летняя тетя с Антоном остались одни. Антон сразу взялся косить траву у дома…

Так закипела совместная жизнь. Распорядок дня: в 7 или 8 утра молитва полуношница (если не праздник или воскресение), после она занимается домашней скотиной, я – сенокосом… Днем вместе – заготовкой веток или рыбалкой. Вечером таскал воду… На вечернюю молитву собирались около 9 часов, но сразу не молились, час разговаривали, на различные темы, на религиозные и про род Лыковых…

Кстати, Агафья признала племянника сразу, сказала, он на ее брата Савина похож.

И к тому же Антон ей по общей родословной Лыковых много незнаемого рассказал.

Я-то как к староверию и к «корням» пришел?… У нас в семье ребенок в месячном возрасте скончался, я искал, где, как, почему… в горе. И вспомнил прадеда-старовера Киприана Георгиевича, нашел старообрядческую церковь, через полтора месяца покрестился… Выяснил, что в середине XVIII века деревня староверов Лыково (в Тобольской губернии) организована Лыковым Борисом Трифоновичем, у него было четыре сына. И на момент переписи в конце XIX века там жили уже 22 семьи Лыковых, все родственники. Агафьина «ветка» из деревни до переписи ушла на Алтай – усилились гонения за веру, огосударствление староверов… Мои – уехали позже… Лыковы по стране все разбрелись и связи потеряли – при Советской власти, при коллективизации…

И я, занявшись родословной, и не думал, что она связана с Агафьей. Родство с нею близкое в конце выяснилось. Хотя я в детстве слышал от отца, что Лыковы с заимки – родня.

А Агафья мне рассказала, как ее родители – Карп Осипович и Акулина с детьми, также от гонений (с 1930-х. – Авт.) – все дальше в сибирскую тайгу уходили. И за 41 год (отшельничества до 1978 года, когда заимку Лыковых открыли геологи, и история Лыковых – Карпа, Акулины, их детей – Савина, Наталии, Димитрия, Агафьи стала мировой сенсацией. – Авт.) они 9 раз меняли место в тайге!

…А в воскресные дни и церковные праздники мы с Агафьей проводили домашние службы по уставу, в среднем, как и в церкви, служба длится 9 часов в сумме вечерни и утрени. Меня поразили знания Агафьи Карповны, её молитвенное трудолюбие, она 200 псалмов знает наизусть, Библию от Ветхого до Нового завета, жития многих святых, которым даже нет службы… Ее знания я бы назвал – на уровне знаний завкафедрой церковного вуза…

А вечерами я сидел на лавочке и вглядывался в горы и думал о семье Агафьи Карповны, как они терпели скитания, испытания, и в итоге она – столько лет одна, и вот – со мной.

А потом на заимку прилетели вертолетом из Таштагола, вместе с очередной «гуманитаркой» от Кузбасса, московские студенты-волонтеры, из МИРЭА, – помогли заготовить дров. И я улетел в Таштагол с ними через десять дней, развернувшись – домой. И присели мы вдвоем с Агафьей на дорожку в моленной, обнялись, попрощались… Как же мне разговоров с нею сейчас не хватает…

Агафье Лыковой — 76 лет, она — последняя из семьи отшельников-староверов — несет молитвенный пост на заимке. Фото Антона Лыкова.

Знак

А еще особо помнится вот что.

…Камень появился внезапно и так же вскоре исчез. Речка у дома Агафьи осенью прошлого года обнажила валун… с нерукотворным крестом.

Я его в первую поездку видал – Агафья показала… Камень в сечении не более метра, на камне – Голгофный образ – восьмиконечный крест и по бокам – два креста, как всё и было, когда один распятый с Христом его осудил, второй – уверовал, – поясняет Антон. – А во второй мой приезд, в июле-то, река была полная, мы камень уже не нашли.

А когда нерукотворный крест еще только показался, то Агафью спросили: «Это знак чего?» Она отмалчивалась.

И самый простой, приходивший в голову ответ, всем, кто крест видел, был, и ответ был самым верным: это знак намоленного места, святой знак.

Но, возможно, это был еще и знак надвигавшихся испытаний. Ведь вскоре в мир пришла пандемия…

А Агафья о ней знает?

Конечно. Она даже советы давала… Сама-то, когда-то давно, воспалением легких болела и спаслась отваром пихты… Рассказала, что веточки пихты отваривала, 3-4 раза в день пила. Пить – до стакана, пока не вылечишься, кипятить – недолго, – пересказывает Антон. – Минут пять, не более, а то отвар свойства потеряет. Он сам настоится, до красноватого оттенка… А эпидемию она объясняла как божье наказание, людям вразумление.

Она до сих пор часто пользуется посудой из бересты… Фото Антона Лыкова.

Оригинал статьи

(Visited 2 times, 1 visits today)

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *