Вспомнить всё…

27.09.2021
24 июня 2021 | Лариса Максименко

Посмотрев телесюжет из Праги, с рядами советских обелисков, Анна, вспоминает, потеряла покой: «Почему я это знаю, где я когда-то это видела. И начала искать информацию о прадеде»…

Сибирячка нашла могилу прадеда, увидев случайно по ТВ ряды обелисков солдат Великой Отечественной в зарубежной Европе. А помогло ей …воспоминание из такой глубины детской памяти, что это кажется чудом!

Сила рода не знает границ, пройдёт любые преграды, испытания расстоянием, временем, даже забытой фамилией… Она ждёт момента, когда между потомком и незнаемым прадедом начнёт зарождаться притяжение. И иногда – помогает этому невероятным образом… И эта история – правнучки из Кузбасса, беловчанки Анны Бахтиной и советского солдата Афанасия Шанина, похороненного в Чехии в июне 1945-го, ещё одно тому подтверждение…

Второй слой памяти

…Аня проснулась среди ночи, стараясь удержать вдруг всплывшую подсказку. С нею мысль, мучившая несколько дней, обрела поддержку и направление!

А началось всё…, давайте начнём рассказ по порядку, несколькими днями раньше, с обычных новостей по ТВ. Они шли фоном весеннего вечера, Аня, занимаясь после работы домашними делами, слушала и не особо слышала их, пока… Очередной сюжет не показал Чехию, Прагу, Ольшанское кладбище, сектор могил советских солдат и офицеров, погибших, умерших в 1945-м, в последних боях, от ран, в ЧП, в болезнях после Победы… И шли архивные съёмки 2006-го, и главы России и Чехии шли вдоль могил солдат-освободителей и говорили о Памяти…

– И корреспондент, возвращая снова сюжет в 2014-й, сказал – про идущую уже реконструкцию красноармейских обелисков. Ещё добавил: в Чехии есть в том числе недовольства, предложения о переносе могил… Уже ведь пошла по миру эта волна – стали принижать подвиг СССР, его главный вклад в Победу… И уже зазвучали фразы типа «…не советская армия нас освободила от фашистов, а Пражское восстание, советская армия позднее подошла», – вспоминает Анна, так же, как и в 2014-м, волнуясь и вскипая… – Меня тогда прямо по живому резануло. Без советской армии восстание захлебнулось бы, немцы бы стянули войска…

И на том порыве Аня подошла к телевизору…

– А следом стали показывать советские обелиски Ольшанского кладбища, с перекрещёнными флагами и автоматами… И… Тут пришло ещё большее мое удивление. Почему? Я? Это (перекрещивает руки, повторяя символ с надгробий. – Авт.) знаю? Где я это раньше видела? Почему мне эти рядки обелисков знакомы?

И последние слова корреспондента из Праги растревожили вконец…

– Он сказал, эти красноармейцы похоронены уже после Победы, в конце мая – июне 1945-го, и, наверно, родственникам их было тяжело принимать «похоронки», пришедшие в СССР в уже наступившем мире… И … я измучилась с той минуты и всё пыталась понять, где же видела эти обелиски раньше…

И такое, наверно, случается только в кино…

…Я проснулась среди ночи, стараясь удержать вдруг пришедшую подсказку.

Перед глазами чётко «встало» старое чёрно-белое фото. На нём – те же обелиски. Вдали – смутное изображение или мое желание – чья-то женская, склонённая к одному из обелисков фигурка. И я старалась удержать, продлить это воспоминание о чёрно-белом кадре, но… это было всё, конец. Но я тогда поняла главное: это место, фото, телесюжет связаны с моей семьёй…

И утром Аня, размышляя, придя к мысли, что почти ничего не знает лишь о «корнях» по отцовской линии (в своё время не расспросила, после – не успела) всё старалась про тот черно-белый кадр вспомнить больше.

И вспомнила!

Правнучка нашла могилу прадеда-солдата через почти 70 лет после Победы, благодаря чуду детской памяти и объединяющим соцсетям. Фото из архива Владимира Поморцева.

Лицо

– Мне лет семь, или возраст чуть раньше, или позже – может, в конце первого класса. В комнате – диван, самотканый ковер, сервант, комод, на комоде – шкатулки, сшитые из открыток. У меня в руках старый альбом, жёлтый плюшевый, альбом открылся на этом фото.

На комоде – сшитые поделки из открыток, да их же любила шить… прабабушка Оля! Значит, я прибежала к ней и к моей бабушке…, они жили вместе…

А почему в руках альбом… с антресолей?! А! Это ремонт, так каждый год, как полы собирались покрасить, ещё освежить кое-что… Всё и перетаскивалось, доставалось всё, в том числе с антресолей…

И я стою, держу снятый как раз сверху старый фотоальбом.

И то, что он открылся именно на кадре с рядками обелисков?…

И то, что среди них – именно обелиск прадеда, которого так ждала с войны прабабушка Оля?…

…Но моя память, вытащив из глубин детских воспоминаний чёрно-белый кадр и вернув меня на миг в прабабушкину комнату, про прадеда так ничего не рассказала… Может, я в 7 лет про фото и почему его берегут и не спросила. А может, вопрос задала, и мне про прадеда что-то кратко сказали, но так быстро, что и не отложилось…

(Позже, в нашем времени уже, Аня, разговаривая с родными, узнала: прабабушке тяжело было говорить о погибшем муже. Она даже, когда «похоронка» пришла, идти получать её отказалась – не поверила… Поэтому дома старались о прадеде особо не говорить…)

…И вот только когда, 30 лет спустя, обелиски с пражского телесюжета и они же – вставшие в памяти старым чёрно-белым фото из прабабушкиного альбома – совпали и вызвали у Ани бурю чувств и желание узнать всё… А когда так человека зовёт, и его уже ведёт мечта… И протянутая навстречу рука прадеда – сквозь время – ещё не ощутима, но правнучкиным, но родовым чутьём направление уж «проявляется»… То и поиск спорится.

С этой фотографии, хранившейся на Алтае, оказывается, и было в советское время сделано фото для обелиска Шанину в Праге. Шанин – в нижнем ряду…

…И хотя фамилию прадеда правнучка не знала, но по отчеству бабушки – Татьяны Афанасьевны – решила искать… просто «Афанасия с Анжерки», ушедшего на войну в 1941-м. Из семейных рассказов – если точнее, с родины, с села Данковка, куда Афанасий с женой Ольгой и с двумя дочками, как гитлеровская Германия напала на Советский Союз, вернулся со Средней Азии, с ударной стройки.

И на этот запрос сайт с открытой базой данных по Великой Отечественной войне, с документами ЦАМО, выдал длинный список сибиряков с именем Афанасий. Но впереди всех – стоял Шанин Афанасий Егорович, Анжеро-Судженск, село Данковка!

А стала правнучка документы на сайте читать про Шанина и …вспомнила! Прабабушкина девичья фамилия забыта, но «…она как-то связана с булками, с шаньгами…» Неужто Шанина?!

Ну точно, Шанины!

И прадед, как правнучка листала страницы по Афанисию Шанину, военному шофёру, дальше… Оказалось, он прошёл всю войну! Встретил Победу! Но умер в Чехословакии, в июне 1945-го, в госпитале…

И потом, уже просто набрав ФИО прадеда в Сети, правнучка попала в блог пражского фотографа, документалиста, исследователя красноармейских могил Ольшанского кладбища Владимира Поморцева. И, вчитавшись, узнав, что на сотнях обелисков – всего 17 портретов, стала перебирать портреты с надеждой, и…

– Я увидела: Афанасий Егорович Шанин! …Лицо прадеда увидела впервые. И долго молча сидела, смотрела… Ему – всего 29. Я уже его старше. Нам не суждено было встретиться. Но я его – увидела, – говорит Аня. – Он был улыбчивым, открытым… Он уже готовился ехать домой – но жизнь оборвалась… Но пусть с тех пор прошло 76 лет, он – никогда не был забыт и, с уходом самого старшего поколения, не будет забыт дальше… И наша благодарность ему, всем советским солдатам, погибшим и живым, – за наше счастье и мирное небо, за их мужество и за Победу…

Но как в СССР, в Сибирь, примерно в 1970-х, из тогда – ещё Чехословакии – могло попасть то чёрно-белое фото обелиска Шанина – в строю других обелисков?

…Анна связалась по Сети с пражским документалистом, сказала спасибо за то, что благодаря его выложенным съёмкам надгробий, она увидела прадеда. И спасибо Праге – за хранение памяти об умерших, погибших советских солдатах и офицерах…

И Анна нашла у родных на Алтае – в «ветке» второй дочки Афанасия Шанина – исходное фото с фронта, где Афанасий снят с однополчанами… Узнала: в советское время эта дочка Афанасия ездила в Прагу, и это фото – фрагмент – для обелиска передала, и могиле Шанина поклонилась. Выходит, Анина память 6-7 лет ту женскую скорбную фигурку в чёрно-белом кадре запомнила верно и навсегда…

…И, скопировав фото с пражского обелиска, правнучка уже через месяц встала с прадедом в строй «Бессмертного полка». С тех пор они «идут» вместе.

Один из рассекреченных документов Минобороны РФ – о взятии Праги и о пленных немцах…

О главном

Последний бой перед Победой…

Минобороны РФ уже второй год – в противовес фальсификаторам, продолжает выкладывать рассекреченные документы: как 9 мая 1945-го Красная армия после ожесточенных боев избавила от немецко-фашистской оккупации Прагу. И что роль Красной армии в освобождении Чехословакии была решающей.

«Пражская наступательная операция 1-го, 2-го, 4-го Украинских фронтов шла с 6 по 11 мая». Её ускорило начавшееся 5 мая народное восстание в Праге.

Марш-броски наши были стремительны. Первым в Прагу, 9 мая в 4 часа утра, вступил 10-й гвардейский танковый корпус 4-й гвардейской танковой армии. В 10.45 голова колонны 302-й стрелковой дивизии тоже вошла в Прагу, а вечером – вся дивизия… И 9 мая в Прагу вливались ещё наши силы…

Силы немцев были тоже велики, мы их многих взяли в плен, к примеру, только одной нашей 5-й гвардейской армией с 6 по 10 мая было разоружено порядка 119 тысяч немецких солдат и офицеров.

А итог Пражской операции: встретившись восточнее и юго-восточнее Праги, войска трёх советских фронтов окружили последнюю группировку врага на советско-германском фронте. И освободили Чехословакию. Победили – нашей верой в Победу, храбростью и ценой жизней. В Чехии похоронены более 50 тысяч советских воинов (на Ольшанском кладбище лежат 484 наших офицера и солдата).

Оригинал статьи

(Visited 1 times, 1 visits today)

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *