Уроки истории

25.06.2021
23 декабря 2020 | Лариса Максименко

Виктор Кузьмин с женой… Он, историк, начав поиск по родословной, открыл неизвестные страницы первой на востоке региона средней школы…

Ученый нашел неизвестные драматические страницы первой на востоке Кузбасса средней школы.

Виктор Кузьмин рассказал о трагедии, пережитой учителями и учениками около 100 лет назад.

… Ночью арестовали Франциска Адамовича. Скорее всего, ночью… Хотя лейтенант госбезопасности приехал из Ачинска сюда, на станцию Итат, поездом, еще в середине дня. И весть о прибывшем разнеслась волнами по поселку. В июне 1937-го, в тот самый страшный год репрессий, по всей стране катилась такая тревога.

Франциска Адамовича Загорского, учителя, обвинили в контрреволюционном заговоре, расстреляли и много лет спустя реабилитировали….

… А в доме Загорских – учителя русского языка и литературы Итатской средней школы Франциска Адамовича и директора «его» же школы Екатерины Андреевны – подошедшую к порогу беду ждали, но не почувствовали. Иначе бы, верно, спрятали книгу Бухарина «Ленин и его философское учение» – единственно тянущую на компромат. Когда учителя Загорского забрали в Ачинскую тюрьму, поселок замер в шоке…

– И семья не знала, из-за чего и что потом. И даже много лет спустя, в 1980-х, мой отец спросил у родных: правда, что свёкор был шпионом?.. – с горечью говорит Виктор Иванович, кемеровский историк, в прошлом – руководитель архивного отдела облисполкома.

И признается: долгие годы эта семейная хроника – с пропуском в 1937-м – не давала покоя. Но взялся он за нее в этом году и восстановил, по документам, события.

– Деда – Франциска Адамовича – арестовали 17 июня 1937-го. Расстреляли 5 марта 1938-го. Реабилитировали в 1964-м… Копии протоколов допроса, справку о реабилитации… мне прислали, по запросу, нынче летом из Красноярска.

Екатерина Загорская (в первом ряду, с детьми) со своей сестрой…

«Последний латгалец»

– Н-н-нет д-д-докум-ментов! – прибалтийский акцент, близкий к латышскому, Виктору Ивановичу к лицу.

Каким должен быть акцент латгальца (на сегодня – одного из самых маленьких в России народов, по переписи 2010-го в РФ живет 1001 латгалец, в Кузбассе – чуть более полусотни), Кузьмин не знает.

Девичник (перед свадьбой Загорских). Екатерина в нижнем ряду слева. Впереди, казалось, долгая счастливая семейная жизнь…

Про то, что он – латгалец по деду Франциску Загорскому, узнал лишь в дедовом «расстрельном деле».

– Позже выяснил, что латгальцы жили на северо-западе Белоруссии и юго-востоке Латвии. В конце XIX века часть их двинулась в Сибирь, за землей… Но мои дед с бабушкой переехали оттуда сюда позднее. Дед в 1926-м, первым, а как устроился, вызвал жену с тремя детьми. Уже здесь, в Кузбассе, за 10 лет работы в Тяжинском районе деду пришлось сменить 10 мест в школах – именно из-за службы в армии до революции… Выжить помогала охота, тайга…

А только вроде «устоялось», на время, бабушка – талантливый педагог с большим опытом, вела немецкий, была единственным в школе членом партии, работала директором Итатской средней школы, и дед с нею в школе вел свой предмет… Как вдруг… Гражданская война не закончилась – в том числе и в школе. Донос, написанный на мужа Загорской (бывшего царского офицера), должен был снять Загорскую с поста директора, ее место другому освободить… И повлечь арест Загорской следом.

Дело Загорского было коротким…

Но на допросах Загорский все обвинения отрицал.

– С него требовали признать, что «…является активным участником контрреволюционной организации». Что держал курс на «… понижение успеваемости и политвоспитательной работы». Что «тормозил проведение в жизнь новых методов образования»….

А арестовали со школы после еще одного человека, по другому делу, и тот дал единственное показание, что, мол, он завербовал Загорского в контрреволюционную группу.

И дальше, на новогоднем допросе, Загорского уже заставляли признать, что он уже даже «…член – фашистско-повстанческой организации». «Я это отрицаю», – держался…

Его обвинили якобы в участии в повстанческой организации…

И к весне ему добавили еще и типа участие в латгальском контрреволюционном союзе, в связях с газетой «Тайснейбой» («Правдой»), с уже арестованным (позже расстрелянным, реабилитированным. – Авт.) ее руководством. Ведь латгалец – слово малознакомое – воспринималось как иностранец и, значит, шпион.

– И конечно, какой же дед мой – фашист? Чушь…К тому же вот он – документ о реабилитации… Деда я знал только по фото. А бабушку, Екатерину Андреевну, помню: маленькой, сухонькой, в 1954-м… Ее вслед за дедом не арестовали в 1937-м чудом. И в начале сентября 1937-го она сдала ключи Итатской средней школы, документы и на долгие месяцы осталась без работы. И как семья выжила только?!… Мы, потомки, одно знаем: дед и бабушка были уважаемыми людьми, и вокруг ведь были тоже люди, они помогали…

Учителя Загорского расстреляли весной 1938-го. Копия документа из Красноярского УФСБ…

… Старший сын Загорских, студент, попал под «гребенку» репрессий вслед за Франциском Адамовичем и умер в лагере в 1939-м.

… Пытаясь спасти младших – дочек Ядвигу и Елену, бабушка Екатерина Андреевна, собрав все деньги, отправила их в конце лета 1937-го на Дальний Восток, на поезде, к сослуживцу отца. А приехали и – он арестован. И они, девочки 17 и 13 лет, без денег, «…оставалось на два пирожка», много дней, на товарняках и площадках, добирались до Итата, домой.

А как тогда пережили зиму? Старшую, Ядвигу, взяли на работу в школу в другой поселок. А весной 1938-го бабушка с дочками переехали в Тяжин, ей дали работу… И она работала инспектором в районо, позже и долго – в школе… Она так и не узнала о расстреле мужа.

Дочь Загорских, Ядвига (Виктор Иванович – ее сын), в 1964-м делала наверх запрос об отце и брате. Ответ, об их реабилитации, ей пришел, но время еще было трудное, она никому не показала. И потомки дальше не знали.

Копия документа из Красноярского УФСБ о реабилитации Франциска Загорского. Не было состава преступления…

Почти век спустя

… И вот, за эти полгода историк Кузьмин, внук Загорских, собрав уже целые папки документов из разных архивов по деду и бабушке, живя их временем, верой, их горем и подвигом, не раз думал, а как там их школа, их дело продолжается в звонках и уроках.

Позвонил, приехал в Итат – не знают такой фамилии. Что ж, за почти век где же всех большому поселку помнить и всех сберечь в сердце, но…

– Поселок ведет счет годам своей средней школы …с 1947-го, с её нового здания, и предысторией её считает «семилетку», вроде вобравшую старую среднюю… А по моей версии, работавшая с 1934-го, параллельно с «семилеткой», средняя школа в Итате, где директором была моя бабушка и где учил детей дед, – она-то и перешла в новое здание в 1947-м.

И поиск, анализ архивных доказательств по далекому прошлому школ продолжается.

Но как большая средняя школа 1930-х могла стать звеном, случайно выпавшим или специально выброшенным из Истории? И если последнее… – из-за чего? Не из-за «фашистского» ли учительского «заговора» 1937 года?

– Не исключаю.

Учительской династии Загорских — Кузьминых 290 лет! Она началась с Франциска и Екатерины…

… Внук Загорских вернул поселку и району фамилии родных и других учителей 1930-х. И он наверняка так же, как и любой из нас, не заставший во времени деда и потому всю жизнь ощущающий себя сиротой, хотел все годы, а за месяцы архивных поисков особенно, хоть на миг ощутить на плече незримую руку деда.

И ведь дед Загорский к нему, внуку, прорвался!

… Шла осень 2020-го, разгар пандемии… Поколению «60+» предписано особо из дома не выходить. Виктор Иванович нашел по интернету школу в Бороковке (под Итатом, там его дед тоже работал). И только начал рассказ бороковскому краеведу про деда…

– Знают! В Бороковке – деда помнят, и я им отправил биографию, часть документов по деду… А потом я так сильно заболел, кашель был таким страшным, что уж думал – ковид, конец… А в Бороковке узнали про это и… прислали мне барсучий жир, ни разу меня не видя, не зная меня совершенно. Сказали, такая-то женщина в Кемерово едет, передаст, вы только лечитесь… И барсучий жир меня спас, я его пил и ожил… Меня потрясла эта помощь, до слез. И это был привет от моего деда! Такое раз в жизни случается…

– Пришла помощь из села, потому что вы – учительский внук, Франциска Загорского?

– И потому что занимался историей и этой школы… Они о том времени почти не имели информации… Ведь в ниточки разорванный платочек – это не платочек. А когда ты собираешь, ниточку за ниточкой, то получается полотно. Вот и у меня, начинал с поиска родословной, и вот, уже складывается полотно Истории, и оно широкое, для всех…

Оригинал статьи

(Visited 60 times, 1 visits today)

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *