Театральный сезон «особого режима»

1 июля 2020 | Анна Тимощук

Фото Сергея Гавриленко.

Кемеровская драма уходит на каникулы.

Уже в эту пятницу, одним из последних свой театральный сезон завершит театр драмы Кузбасса им. Луначарского. Чем был примечателен прошедший сезон? Как пережил театр отсутствие зрителя во время пандемии? Какие планы на будущее? Об этом говорим сегодня с Алексеем Разуковым (директором театра драмы Кузбасса) и Антоном Безъязыковым (главным режиссером).

– Этот сезон случился не таким, как вы планировали. Что успели воплотить в жизнь?

А. Разуков:

– Сезон завершается, он принес много радости и побед. Но были и потери, конечно. Обстоятельства лишили нас этой весной зрителя. Обмена энергией и общения нам очень не хватает, скрывать не будем. В принципе, все, что мы планировали, сделано. Мы не смогли выпустить, но подготовили два спектакля. Это «Живы будем, свидимся» и «Дикое поле». Практически готов новый спектакль под рабочим названием «Тетки». Три этих постановки мы перенесли на сентябрь. Но и это не все. К августу у нас будет готов еще один спектакль для Малой сцены.

А. Безъязыков:

– Но если говорить о сезоне, начиная с прошлого сентября, то у нас прошел бенефис заслуженной артистки России Людмилы Копыловой по пьесе «Визит старой дамы». Это важная и серьезная премьера для нашего театра приезжего режиссера Родиона Букаева. На этот спектакль у нас большие надежды в плане зрителя (надеемся, он долго продержится в репертуаре). И была новогодняя сказка «Оле Лукойе», которую мы сделали более яркой, красочной и сказочной. И еще одна премьера сезона – это спектакль «Сердце боксера» от режиссера из Австрии Анатолия Глухова. Это то, что мы успели сделать нового за сезон. А потом началась пандемия. В общем, мы очень надеемся на следующий сезон. Надо все наверстать.

– Для детей будут какие-то новые постановки в следующем сезоне?

А. Безъязыков:

– Мы думаем об этом. Но сейчас вкладывать какие-то ресурсы и силы нет смысла. Будем смотреть по ситуации. Если к нам разрешат водить детей, мы точно выкрутимся. Сыграем. Мы очень сильно надеемся, что на Новый год нам разрешат иметь полные залы. А если нет?

А. Разуков:

– Мы же приостановили какие-то проекты до сентября. Во-первых, у нас остановились намеченные в сентябре гастроли в Севастополь. Обменные гастроли с Барнаулом не случились. Остановились две грантовые программы. Но это нас не пугает. Мы надеемся на лучшее. И в этом году в наш коллектив, чего давно не было, вольются сразу семь молодых актеров. Их тоже нужно будет задействовать в постановках. Вполне возможно, в детские спектакли и введем.

– Как вы без зрителя весной себя ощутили?

А. Разуков:

– Как и многие, мы очень сильно «просели» финансово, потеряли более 15 миллионов. Не случилось более 120 мероприятий, потеряли не менее 7-8 тысяч зрителей. Это та арифметика, с которой столкнулся театр. А актеры, конечно, соскучились по работе. Это очень заметно. Мы даже, скучая, уже составили на август и сентябрь репертуар. Главное – подать желание во Вселенную. Надеемся, она нас услышит. Мы понимаем, что это те обстоятельства, в которых мы все сейчас находимся. И все тяготы надо принять достойно. А театр жил, жив и будет жить.

А. Безъязыков:

– Тут сильно рассказывать-то и нечего. Мне кажется, что без зрителя театра просто не будет. И все эти попытки увести театр в онлайн (хоть я и с уважением к этому отношусь) – я в них не очень верю, это убивает всю суть театра. Мне кажется, что вся эта история, если провести аналогию, как оригинал картины и ее репродукция. Конечно, репродукция тоже хороша, когда нет возможности посмотреть оригинал. Как вынужденная временная мера – да, понятно.

– Понятно, что не только ваш, но и весь российский театр к такому развитию событий не был готов.

А. Безъязыков:

– За редким исключением. В техническом плане мы слабы, не можем вести качественные трансляции. Да и целей у нас нет таких – оцифровать театр. Я даже дочери своей объясняю это так, что театр – это то единственное и немногое, что нельзя унести на флешке. А сейчас получается, что немножко можно. И у меня внутри от всего этого большой протест. Понятно, что обмен энергий со зрителем нужен и важен. Но тут еще и другой момент – речь идет о коллективном переживании. Что-то же заставляет нас идти в филармонию на концерт, а не слушать эту музыку в наушниках. Хотя, я ничего не отрицаю. В Питере ребята создают отдельно онлайн-, зум-спектакли, что-то новое, конечно же, из этого получится. Но это изначально созданные цифровые спектакли в таких условиях.

А. Разуков:

– Но мы же и раньше искали разные формы работы со зрителем. Поэтому у нас появились и Малая сцена, и Звездный зал, хотя основа всего – Большая сцена, конечно. Но Звездный зал и Малая сцена – не просто другие направления, который дают камерность, но и дают возможность для эксперимента. Сейчас мы придумали новый проект нашей Малой сцены для улицы – «Парковка», где актеры устраивают читки прямо на улице. Это дало возможность увидеть своего зрителя перед закрытием сезона живьем.

– «Парковка» у вас будет долго существовать?

А. Безъязыков:

– Мы планируем до сентября. Но во многом это зависит от зрителей, как они примут нас. Если будет спрос – мы продолжим и в следующем году. Но бывает и так, что такие инициативы сами по себе гаснут. Посмотрим…

– Онлайн-трансляции у вас как проходили в период пандемии? Просмотры отслеживали?

А. Безъязыков:

– Ой, я не верю всем этим цифрам и просмотрам. Вот как считать? Человек пять секунд смотрел или целиком – этого же не отследить. Мне кажется, что это одна из самых больших опасностей и ошибок – требовать каких-то показателей и на них как-то равняться. Просмотры, лайки, репосты и комментарии – это не про театр.

– И все-таки, эти формы работы вы как-то планируете использовать в новом сезоне? Хотя бы частично?

А. Разуков:

– Если честно, эта форма работы оказалась очень удобна в текущих делах. Обсудить, уточнить, распорядиться. Оперативнее решаются многие вопросы. В любом случае что-то будет меняться в этом направлении, уже меняется. В любое непростое время приходят экономические и технологические открытия. Но самое главное – ценность живого общения будет только расти.

А. Безъязыков:

– Технический худсовет и репетиции онлайн уже проводят некоторые коллеги. Сдача-приемка декораций и костюмов, эскизов спектаклей – можно это делать онлайн. Но вживую – лучше! В онлайн, конечно, дешевле. И есть у меня такие опасения, что именно в целях экономии мы станем дальше это практиковать. И уйдет что-то важное и ценное, что возникает при живом общении.

Хотя пандемия нас точно сделала гораздо мобильнее. Мы в этом подвешенном состоянии начали генерировать. Раньше бы мы долго что-то придумывали, долго обсуждали. Сегодня стало понятно – с репертуаром следующего сезона нам тоже придется быть мобильнее, но мы к этому готовы. Планов, авансов и анонсов мы не можем дать. Но сезон планируется ярким, однозначно.

Оригинал статьи


Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.


(Visited 2 times, 1 visits today)

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *