Преступления, которых могло не быть

02.03.2021
21 октября 2020 | Галина Бабанакова

Фото Галины Бабанаковой.

Ему всего 24 года. Судим в 9-й (!) раз. Правда, закрывали не всегда. Были приговоры с условным наказанием, а ещё штрафы и обязательные работы. Дальше – строже. В 20 лет его приговорили к шести с половиной годам лишения свободы. Срок отбывает в колонии строгого режима. Спрашиваю осуждённого:

– У вас было трудное детство?

– Нет, нормальное.

– Когда не стало вашего отца, то его не смог заменить отчим?

– Отчим тоже нормальный. Меня никогда не обижал.

– А почему же вы так обидели многих?!

Пожав плечами, отвечает:

– Наверное, мне многое прощали.

Плохая компания и хорошая девушка Маша

Преступниками не рождаются, ими становятся. Мы привыкли считать, что трудные вырастают в неблагополучных семьях. И что жестокость порождает её же. Но этот-то молодой рецидивист действительно рос в нормальной семье. К тому же, многодетной. Он, Дмитрий, был самым младшим пятым ребёнком. Опять же, мы знаем, что к самым «мелким» в семьях относятся с особой теплотой и заботой. Даже в больших семьях. Вот и Диму баловали.

Но пришла беда в эту семью: умер её глава и кормилец. Однако и многодетная вдова вновь обрела женское счастье. Хороший человек полюбил и её, и детей. А потом в семье было ещё прибавление на троих детей. Так что Дима уже не был самым маленьким. Но, как говорит он сам, его по-прежнему любили. Ему бы за добро добром платить, помогать маме и отчиму, не расстраивать их и не заставлять краснеть перед соседями.

Но уже в 15 лет Дмитрий оказался на скамье подсудимых. За грабёж, совершённый при отягчающих обстоятельствах. Приговорили к полутора годам условно. Через два года вновь был задержан за кражу. Приговор – 40 часов обязательных работ. Уж если из обезьяны труд сделал человека, то Дмитрий-то после обязательных работ должен был взяться за ум. Не взялся. Уже через три месяца вновь преступление – завладение чужим автомобилем. Суд гуманно отнёсся к малолетке. И в третий раз не лишили свободы. За «колючку» водворили после седьмого преступления. Дмитрию уже было девятнадцать лет. За грабёж получил 1 год 5 месяцев лишения свободы. Вышел на четыре месяца раньше. Но испытание свободой не выдержал. После очередного преступления (разбой) получил новый срок – 3 года 8 месяцев лишения свободы.

В общем, по наклонной покатился парень из благополучной семьи.

– Это всё потому, что я связался с плохой компанией, – совсем не по-взрослому оправдывается Дмитрий.

Но если детсадовцы или школьники младших классов после того, как набедокурят, говорят «Я так больше не буду», Дмитрий (назло себе, конечно) вновь после отсидки совершил преступление. И не одно. Особенно урожайным на них стал 2016 год.

28 марта 2016 года в ночное время в пгт Ижморский Дмитрий в состоянии алкогольного опьянения возле помещения кафе совершил нападение на И., используя в качестве оружия петлю из верёвки, а затем складной нож. Похитил имущество потерпевшего на сумму 17 500 рублей. За это преступление Дмитрий осуждён 15 июня 2016 года.

Он же 23 мая 206 года в ночное время в состоянии алкогольного опьянения, приставив нож к шее М., забрал у него ключи от припаркованного у гаража автомобиля. Однако при попытке угона допустил наезд на гараж и был задержан прибывшими сотрудниками полиции. За это преступление Дмитрий осуждён 29 июля 2016 года.

Кроме того, 9 мая 2016 года в ночное время Дмитрий в ходе ссоры нанёс один удар деревянной палкой мужчине, причинив ему перелом локтевой кости. Позднее, 22 мая 2016 года, около 24 часов в жилом доме Дмитрий в состоянии алкогольного опьянения, демонстрируя нож, стал угрожать убийством Н. За эти преступления Дмитрий осуждён по последнему приговору.

При назначении наказания суд учёл характер и степень общественной опасности совершённых преступлений, признание вины, раскаяние в содеянном, 20-летний возраст, уклонение от общественно-полезного труда и повышения образовательного уровня, нахождение на учёте у нарколога с диагнозом «синдром зависимости от алкоголя».

По последнему приговору Дмитрий был осуждён к шести с половиной годам лишения свободы. Отбытый срок – 4 года 4 месяца. За это время Дмитрий дважды писал ходатайства о помиловании на имя президента В.В. Путина. В первый раз осуждённому было отказано. Во второй раз сказали «нет!» Дмитрию и члены областной комиссии по помилованию. Документы с решением комиссии и нашего губернатора отправлены в Москву к российскому президенту. За ним последнее слово.

В колонии строгого режима осуждённого Дмитрия М. характеризуют посредственно и его ходатайство о помиловании тоже не поддерживают. Близкие по-прежнему жалеют своего непутёвого отпрыска. Шлют ему посылки, звонят, приезжают на свидания. Сейчас они, правда, из-за пандемии краткосрочные.

– Скажите, в вашей семье ещё есть или были осуждённые? – ещё один вопрос Дмитрию.

– Нет, только один я такой, – отвечает тут же.

И вновь про связь с плохими дружками.

– А девушка-то на воле у вас есть? – спрашиваю перед скорым прощанием.

– Есть! – теплота в голосе парня.

– И она из плохой компании?

– Нет, что вы… Маша очень хорошая. Ждёт меня.

Одно из желаний Дмитрия – после освобождения создать семью и вести законопослушный образ жизни.

Своих убийц она встретила хлебосольно

Да, всё так и было. Правда, в тот поздний февральский вечер Анна Петровна (назовём её так) не ждала гостей. Смотрела телевизор, когда в дверь позвонила племянница Ирина. А вместе с ней был её гражданский муж Павел.

– Тётя Аня, можно, мы у тебя переночуем? – считай, с порога спросила родственница.

– Конечно, можно. Куда ж вам, на ночь-то глядя, в свою деревню ехать.

Расторопная и гостеприимная хозяйка постелила Ирине с Павлом в отдельной комнате. А перед этим накормила, чаем напоила. Пожелав гостям спокойной ночи, стала досматривать сериал. А вот это, то есть бодрствование тётушки в поздний час, не входило в коварный план гостей. Они-то заявились не попроведовать тётушку, а… обворовать её. Своих денег на спиртную добавку уже не было. А у бережливой и экономной пенсионерки можно было поживиться. Не найдут денег – возьмут золотые украшения. Уж скорее бы тётка уснула. Но та всё не укладывалась. Может быть, вспоминала, как сама была в гостях у племянницы. Обычно, случалось это в ягодную и грибную пору. Окрестные леса поселения богаты дарами. Бывало, что сладкую ягоду рвали Анна Петровна и Ирина вместе… Уж, конечно, не подозревала хозяйка, что не с миром явились к ней нежданные гости.

То, что тётка так долго не спит, а сейчас возится на кухне, вывело Павла из себя. Из своего трико он вынул шнурок и отправился на кухню.

Шнурок сразу же накинул на шею Анны Петровны и принялся душить. Несчастная сопротивлялась, насколько хватало её сил.

– Стукни её чем-нибудь тяжёлым, – приказал душегуб Ирине. Та вначале растерялась, но он процедил сквозь зубы: – А иначе ляжешь рядом.

И она подчинилась, не пожалев пожилую тётушку, не раз выручавшую её, Ирину, из разных житейских ситуаций. Не дрогнули ни сердце, ни рука, когда со всей силы саданула стеклянной банкой по голове беззащитной женщины. Но Анна Петровна ещё была в памяти. Прошептала: «Забирайте, что хотите, но не убивайте…» И глазами она умоляла пощадить её. Не пощадили. После удара банкой последовало три удара графином.

Уже с бездыханной жертвы преступная пара снимала золотые украшения. Пошарились и по шкафам, надев перчатки. Забрали два сотовых телефона. Общий «навар», как потом будет подсчитано, составит 13 500 рублей.

Уже на следующий день Ирина сдала золото Анны Петровны в ломбард. А её гражданский муж (и он же отец её ребёнка) не просыхал от пьянки до самого ареста.

Его осудили на пятнадцать лет лишения свободы, её – на четырнадцать лет лишения свободы. Отбывает наказание в женской колонии. Две дочки – в детском доме.

– Мы переписываемся с Ириной, и перезваниваемся. После освобождения, конечно, снова будем вместе.

До ареста и он, и она не вели здоровый образ жизни. Он злоупотреблял алкоголем, она – наркотиками. За это он её бил.

Он, Павел О., тоже воспитывался в полной и благополучной семье. Потом работал, хотя имел инвалидность. И с работы в суд представили положительную характеристику. Вот и сейчас в лечебно-исправительной колонии характеризовали Павла О. положительно. Но ходатайство о помиловании не поддержали, как и все члены комиссии по помилованию.

Внешне он не похож на монстра. Встретишь такого на улице – не испугаешься. Вроде, нормальный человек, не чудовище. Но иначе как чудовищным не назовёшь преступление, совершённое им и его соучастницей.

– Кто из вас был организатором такого жестокого плана? – спросила я осуждённого.

Он не ответил. Да, и что тут скажешь…

Оригинал статьи

(Visited 2 times, 1 visits today)

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *