Открытая книга

12.05.2021
30 ноября 2020 | Лариса Максименко

Наталья и Евгений на 30-летии свадьбы. Это День рождения семьи Панченко…

Рождественское студенческое гадание с … учебником педагогики сбылось с удивительной точностью…

… Этот рассказ или педагогический опыт, когда-нибудь, возможно, станет книгой. Ее напишет мама 22 детей Наталья Панченко из Таштагола… А пока интервью 50-летней Натальи – нашей газете, и оно дано в редкий час тишины, перед приходом детей из школы. В гостиной– лишь мы с мамой да дочка-дошколенок, «кнОпишная» (и малышка угощает нас мамиными и своими постряпанными блинами, и краснеет от похвалы, убегает играть).

И монолог мамы потрясает выстраданным, всеобнимающим, истинным материнским счастьем.

И подарок маме, рисунок с иконы, сделанный одним из самых трудных (в прошлом) мальчиков, пришпиленный у родительской кровати много лет назад, – это тоже монолог, от приемных детей – родителям – признание: «… сколько вы с нами перенесли…» Ведь у Божией матери (всматриваюсь и чувствую детский замысел) немножечко мамин – Наташин – взгляд!

… А началась эта огромная по судьбам, драматическая, с хэппи-эндом история 30 лет назад. Под стук колес поезда, под мысли о будущем тогда еще студентки Наташи – в январе 1990-го…

В 1990 году. Свадьба Наташи и Жени Панченко. Они и подумать не могли, что у них будет 22 ребенка!

Рождество. Колея судьбы…

… Они вынырнули из рождественской ночи, горы, с нависшими скалами и сказочными снежными шапками, неожиданно. Они возникли в свете фар локомотива и отблеске вагонных окошек и напомнили: пошла родная земля, но еще ехать и ехать. И Наташа, сдавшая сессию в новокузнецком педучилище, возвращавшаяся домой в Таштагол, захваченная радостью, что Рождество, но – вагонная дисциплина, все спят, и ей надо тоже лечь побыстрее, придумала, как не пропустить рождественское гадание.

– На бумажках написала имена парней, положила не под подушку, как принято, а … в учебник «Педагогика», убрала в сумку, – вспоминает Наталья.

Решила: учебник откроет и имя суженого, которое по судьбе должно выпасть, прочитает наутро. А прибыл поезд, Наташа прибежала домой, выложила учебник на книжную полку.

Открыла ли она его? Узнала ли имя будущего мужа? Расскажем об этом позже.

Трое детей (слева направо) Станислав Панченко, Софья Панченко и Сергей Чумичкин получили звание Надежда Кузбасса.

…Прошло полгода, в середине лета Наташу с дискотеки попросил разрешения проводить незнакомый парень, представился: «Женя». И пошел рядом – с поручением от своего друга, и сказал, что другу Наташа очень нравится. Но сердце девушки на это промолчало.

И они с Женей шли и говорили, говорили обо всем…

– И Женя, позже, признался: «Ты меня тогда чем задела – такая чистая, доверчивая, внимательная…» А мне понравилось, с какой любовью говорил он о своей семье и как был самокритичен, – говорит Наталья.

– … И мы шли, и была полная луна, и в ее волшебном свете мы поцеловались… И 13 октября 1990-го мы с Женей сыграли свадьбу. А нынче с ним и со всеми детьми отметили уже 30-летие свадьбы!

И вот уже справили 30-летие свадьбы… Дети с мамой, папа снимает…

 «Я вернусь!»

В 1990-м Наташа и Женя и представить себе не могли, что у них будет 22 ребенка.

– Муж, правда, хотел много детей. Но я думала, что любви во мне хватит на двух…

И у них родились Лена и Данилка.

– А исполнилось дочке 9, и мы ее уже подняли (с ДЦП), и все было хорошо, как вдруг пришла беда. У 7-летнего Данилки врачи нашли опухоль мозга, сын умер… – в глазах Натальи – слезы, …боль же и тоска по сыну с родителями навсегда. – И я думала: от горя сойду с ума. И муж от горя не мог найти себе места. Нас спас тогда… он, Данил.

… Чудо произошло, когда папа, идя с работы, зашел на могилку сына в который раз и … увидел Данилку, как живого. И сын сказал: «Я вернусь…» И мама с папой с этим знанием выдержали горе, и жизнь, остановившаяся, пошла дальше, и у них родились Стас, Софья…

Но родители чувствовали: будут важные события еще…

К 30-летию свадьбы мамы и папы дети приготовили сюрпризы, подарки, стенгазету (на фото — ее фрагмент)..

И снова был внутри толчок…, и Наташа позвала мужа …в интернат. И они, Наталье было тогда 36, мужу – 34, в 2006-м взяли в семью двух сирот, 8 и 7 лет… А через несколько лет – еще сирот, и еще… Итак, все их дети (родные, 15 приемных, 3 усыновленных), семьи Панченко: Лена, Данил, Стас, Софья, Паша, Игорь, Эдуард, Виктория, три Сергея, две Тани, Андрей, Мария, Екатерина, Карина, Алина, Даша, Ангелина, Саша, Степа… И детям уже – от 7 до 29, и старшие давно самостоятельны, средние и младшие – студенты и школьники.

– А вернулся сын к нам в том, что… дом наполнился многими детскими голосами… Мне, слыша их, плакать хотелось от радости… – признается Наталья. – Думаю, благодаря ему у нас появилось столько детей. Лучше же бороться за детей (а взятые дети были, в основном, трудными), чем терять.

И теперь у Натальи с мужем – два внука, четыре внучки. И черты умершего сына Наталья видит в маленьком внуке Данииле.

Мама с дочками…

Дополнение к «Педагогике»

Слово «Мама». «Поначалу мы, взяв приемных детей (одними из первых в Таштагольском районе. – Авт.), шли, казалось, в никуда, – продолжает Наталья. – И когда читала, что делать в такой-то ситуации, были сомнения… И мы набирали сами опыта, ошибок… Однажды позвонили мне из интерната, рассказали про 17-летнего мальчишку. А нам еще на форуме говорили: у детей, которых из интерната за все годы никто в семью так и не взял, такое отчаяние по жизни, протест… И я приехала, позвала его в гости. А после гостей он в интернате поделился: «Мне было очень тяжело – все «мамкают», а для меня это слово ненавистно». Мне это передали. И во вторую встречу я с ним поделилась: «Когда приняли первых детей, один ребенок слово «мама» по сто раз в день говорил, и мне было не по себе…, но муж сказал: «Потерпи, пусть насладится…» И для тебя когда-нибудь отношение к слову «Мама» изменится. Ненависть к нему неправильна…» …Парень стал членом нашей семьи, и вскоре, в Новый год, подошел: «Можно я буду называть тебя мамой?…»

Самый не поддающийся ребенок. «… Еще один мальчик, он еще в утробе родной матери чувствовал, что не нужен… И потом, уже когда мы взяли его из интерната в нашу семью, завоевывал внимание всем, чем можно, самое малое – игрушки поджигал… Но, потом было, поехали мы семьей на речку, далеко, там рядом у нас сейчас покос, мы же большое хозяйство держим. И «уазик» застрял в болоте. Страшно, тайга, медведи… Муж сказал: пойдет с детьми за помощью, за техникой. А у меня давление поднялось. И наш папа: «А кто с мамой пока побудет?» И именно этот мальчишка, с которым я столько намучилась, сказал: «Я». И как я была поражена, пока мы с ним вдвоем наших ждали, как он от меня всех комаров отгонял, поминутно спрашивал: «Мам, тебе лучше?» И я поняла, это окончательно «наш» ребенок, мы вырастим, справимся».

Смогут ли родители полюбить приемных детей. «Любви к чужим детям сначала не было, она была пустой. Я много молилась, когда возникали с детьми конфликты, просила: «Господи, убери у меня обиду…». Потому что столько творили… И прошло время – я детей полюбила. Но любовь к детям дается не просто так, ее надо заслужить, заработать. И мы через такие муки прошли, но выстояли… И я – счастливая мама, столько детской любви вокруг…»

Среди наград есть даже победы по стране! Дети занимаются горными лыжами, сноубордом, хоккеем…, дочка Софья даже парашютным спортом!..

Трудный возраст семьи. «Наступил момент, когда проблем со старшими накопилось и пришло отчаяние. И раз утром, после «Отче наш», мне в голову сами стали приходить слова незнакомой молитвы: «Господи, благослови меня, грешную, мужа грешного и всех наших грешных чад, как ты считаешь нужным, пускай у нас день пройдет, я полагаюсь полностью на тебя и приму все, что ты нам сегодня дашь. Аминь». И потом батюшка мне сказал, что это …одна из частей молитвы Оптинских старцев. И мне послана помощь старцев за любовь к детям… Ну и что, что нет у нас в семье отличников, зато все занимаются спортом, вон сколько кубков, медалей, даже по Кузбассу, по стране. И дети – хорошими людьми растут».

Что для нас семейные ценности. «Это чтобы после нас у детей осталась память о родителях… И чтобы дети продолжали бы дружить между собой и после нас… Я им всегда говорю: «У нас одна семья, семья Панченко. Мы встретились неспроста, каждый со своим горем. Мы потеряли сына – вы потеряли родителей. Мы нашли друг друга. Теперь мы идем все вместе, мы должны быть вместе. И никто не знает, кто когда кому поможет, в какой момент, но вы должны знать, что вы есть друг у друга. Это самое дорогое – семья, потому что в семью всегда вернешься и семья не предаст, мы их так воспитываем… И когда они вырастают и разъезжаются, они знают: семья осталась, семья всегда ждет, и я всегда говорю: «Каждый день молюсь за вас. Люблю и жду…»

… Они вынырнули, из памяти, самые незабываемые семейные главы… И пришло еще воспоминание – о рождественской ночи 1990 года, о захлопнутом в поезде учебнике с записками с именами…

– Это после того, как я на тот учебник «Педагогика», спустя много лет, вдруг наткнулась. Что же, подумала, закончу, наконец, гадание… – смеется Наталья. – Открываю книгу, вижу… записку с именем «Евгений»… Кричу, зову всех, кто дома, на нее посмотреть: «Дети, ну надо же, все сбылось!» Я – многодетная мама и семейный педагог, и муж у меня – Евгений…

Наталья — мама, педагог, спортсменка, красавица…

Оригинал статьи

(Visited 3 times, 1 visits today)

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *