Директор шахтоуправления «Карагайлинское»: «В случае консервации мы будем вынуждены пойти на сокращения»

17 июля 2020 | Аркадий Кимеев

.

В июне кузбасские СМИ сообщили, что на голландский аукцион выставлены требования Газпромбанка к ООО «Шахтоуправление «Карагайлинское», обеспеченные 100 %-ной долей предприятия и его имущественным комплексом, включая горно-шахтное оборудование и обогатительную фабрику. Как удалось узнать нашему изданию, в настоящий момент Газпромбанк рассматривает возможность прямой продажи своих долговых требований профильному инвестору. Что сейчас происходит с предприятием и каковы его перспективы, нам рассказал гендиректор ООО «Шахтоуправление «Карагайлинское» Александр Бояновский.

 – Александр Владимирович, почему шахтоуправление «Карагайлинское» выставляется на продажу?

– Это согласованное решение собственника Павла Савкина и крупнейшего кредитора Газпромбанка. В существующих экономических условиях они, очевидно, пришли к выводу, что будет правильнее, если шахтоуправление перейдёт к профильному игроку угольного рынка, который обладает необходимыми ресурсами и компетенциями для развития добычи и производства.

– В конце прошлого года на предприятии ввели процедуру наблюдения. Есть ли ещё шанс избежать банкротства?

– Проблемы ООО «Шахтоуправление «» «Карагайлинское» возникли очень давно. Основная из них – огромная, многомиллиардная задолженность, сформированная во время строительства шахты и обогатительной фабрики. В результате этот долг висит над предприятием как дамоклов меч, грозя в любой момент упасть, задавив своей тяжестью всю текущую экономику добычи. Поэтому я бы сказал, что без очищения от этого долга, полноценное развитие Карагайлинского невозможно. А банкротство в конечном итоге как раз и предполагает продажу предприятия новому собственнику уже без этих накопленных обязательств перед кредиторами.

– Зачем тогда шахтоуправление выставили на продажу?

– Это шанс найти стратегического инвестора и пройти банкротство в щадящем для всех режиме. Как вы знаете, потенциальный покупатель получит не только имущественный комплекс, но и долговые требования Газпромбанка. С ними инвестору гарантируется ключевая роль в дальнейшей процедуре банкротства, поскольку он автоматически станет основным кредитором.

– Что сейчас происходит с экономическими и финансовыми показателями?

– К сожалению, как из-за хронических финансовых проблем предприятия, которые я уже описал, так и в силу неблагоприятной рыночной конъюнктуры мы ежегодно генерируем чистый убыток. Существующих доходов от продаж не хватает, чтобы вывести предприятие на самоокупаемость. В 2018 году при выручке 1,6 миллиарда рублей убыток составил 2,77 миллиарда, в прошлом году при выручке около 1 миллиарда убыток вырос до 3 миллиардов. По итогам работы за 5 месяцев 2020 года убыток составил более 632 миллионов рублей.

– Если предприятие не будет продано, что ждёт шахтоуправление?

– Руководство совместно с собственниками прорабатывает различные сценарии. Но все они предполагают переход в иной режим функционирования. По нашим подсчётам, необходимые затраты для поддержания производственной деятельности только на период до сентября составляют 1,3 миллиарда рублей. Этих денег у шахтоуправления нет. По всей видимости, если не найдём стратегического инвестора, нам не удастся избежать остановки и консервации производства.

– Что это означает для трудового коллектива? Будут сокращения?

– Сейчас на предприятии работает 930 человек, из них около 100 – на обогатительной фабрике. Конечно, в случае консервации мы будем вынуждены пойти на сокращение. Фактически у нас нет выбора: либо копим долги по зарплате, не понимая, как и за счёт чего их гасить, либо действуем по закону, с соблюдением всех гарантий и трудового кодекса.

Хотел бы подчеркнуть, что руководство шахтоуправления сейчас ведёт активные переговоры как с собственником, так и основным кредитором, в залоге у которого находится производственный комплекс. Пытаемся найти решения, которые смягчат социальные последствия.

– О чем идёт речь?

– Пока конкретных договоренностей нет. Но мы обсуждаем, в частности, помощь в трудоустройстве отдельных работников на другие предприятия собственника. Кроме того, будем обращаться к кредитору с просьбой направить возможную выручку от реализации залогов на компенсационные выплаты и иные связанные с социальными обязательствами предприятия расходы.

Оригинал статьи


Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.


(Visited 156 times, 19 visits today)

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *