Последняя тайна «Коммунара»

28 мая 2020 | Лариса Максименко

На “Коммунаре” погибли 24 пожарных.

Уникальные факты Великой Отечественной: после взрыва на секретном заводе в Кемерове прошло 77 лет. Очевидцы и эксперты рассказывают, что это было: диверсия или ЧП?… И вся страна с помощью МЧС и «Жди меня» ищет семьи рассекреченных героев, спасавших завод, от которого зависел исход войны…

Когда город вздрогнул…

19 мая 1943-го в Кемерове стояла такая же теплынь, как нынче. Радио прогремело очередной сводкой Совинформбюро: «…в районе Севска наша артиллерия совершила огневой налет на скопление танков противника»… Сбитый летчик фон Франкенберг заявлял: «Второй год войны против России принес нам горькие разочарования…Немецкая армия потерпела под Сталинградом небывалое поражение…, положение безнадежное».

И это была еще не Победа нашей страны над фашистской Германией.

Но уже ее приближение.

Но враг все еще был силен, сдаваться не собирался.

И советскому фронту нужно было еще больше взрывчатки. И выпускало ее всего несколько заводов в стране.

… И о том, что фронту нужно еще больше помощи, в тот день, на заводе N319 (на кемеровском «Коммунаре». – Авт.), выпускавшем именно взрывчатку, после сводки думал каждый. И вдруг… Около 16.00, в пересменок, на заводе начался пожар. Для почти тысячи рабочих шанс выжить, с началом пожара и с опасностью большого взрыва, был невелик…

И когда взрыв все-таки прогремел, его слышал весь город! И, рассказывает «Кузбассу» очевидец Альбина Загуляева, «… это было страшно. Уже не где-то далеко гремела война – она пришла к нам».

…  И она помнит, как, сама — маленькая, сидела с двухлетним братиком перед тем на столе, у окна, и они напрасно выглядывали, не идут ли мама —  с поля, папа – с мехзавода…

— Как вдруг содрогнулось всё. Волна взрывная через Томь на наш берег перелетела. Чудо, что рама уцелела. Со страха я спрыгнула, стащила брата,  мы залезли под стол… А у отца в цеху (на мехзаводе) оконная рама во всю стену была, и ее той  волной полностью вырвало. Отец только успел под верстак запрыгнуть, иначе бы убило…

… А потом в тот день я видела так же из окна:  шли машины, брезентом крытые, и с них кровь на дорогу лилась… И я потом спрашивала об этом у взрослых. И во дворе долго говорили, что была (на 319-м заводе. – Авт.) диверсия, и много людей погибло, и это их везли под брезентом… Мой отец потом помогал восстановиться тому заводу. Он был перворазрядным модельщиком, по его деревянным моделям конструкции отливали.

… И тайну взрыва, с убеждением старожилов, – именно взрыва-диверсии, архивы приоткрыли лишь в 1990-х. И, как поясняет кемеровский историк Андрей Тараканов, в ней по-прежнему — много «белых пятен»…

Дмитрия Матвеева в Нижнем Новгороде помнит спасенная им женщина-диспетчер…

Первая правда

— Но это была не диверсия, — показывает мне старую, уже плохо читающуюся копию приговора (по 319-му заводу. – Авт.) Алёна Жукова, начальник центра противопожарной пропаганды и общественных связей ГУ МЧС по Кемеровской области. (Копию, сделанную историками, ветеранами службы в архивах после распада СССР.)

В документе – вся первая правда о взрыве. «… погибло 56 человек, ранено – 85, …полностью, вместе с аппаратурой, разрушен цех N2…Общий материальный ущерб выразился в 7217000 рублей». Причина – нарушение технологического процесса и техники безопасности.

— Девушка-аппаратчица пыль с пола лопатой собрала – и в печь, и начался пожар, он привел к взрыву… И то скопилась не просто пыль… — остатки от производства взрывчатки… — поясняет Алёна.

— А можно?

— Нельзя. Причина – в негласном разрешении, в незнании опасности…  И главное — завод эвакуировался в конце 1941-го, с Украины, с Горловки, в Кемерово, и он начал работать у нас героически «с колёс» уже в январе 1942-го. И испытывал сильный кадровый голод.

…  Суд 22 сентября 1943-го, рассмотрев обвинение против 10 заводчан, приговорил начальника мастерской и технолога цеха к расстрелу. Дал пятерым сотрудникам завода — по 3 – 10 лет лагерей. Ту самую аппаратчицу, 18-летнюю Катю, приговорил к пяти годам. А мастера цеха и начальника смены суд оправдал… А секретный завод, восстановив цех,  заработал для фронта, для Победы дальше.

Не врученные медали хранятся в Кемерове, в областном ГУ МЧС…

Отряд. Возвращение…

Но как спаслось столько людей и кто пытался остановить катастрофу?… Подвиг героев-пожарных тоже были рассекречен лишь в 1990-х. И ветераны, историки… смогли разыскать часть семей.

И собранная информация о подвиге ушла в Москву. И в 1996-м в Кузбасс пришли, по Указу Президента, 24 медали «За отвагу».

Тогда же выяснилось: из 24 пожарных во взрыве чудом уцелели двое – Иван Величко и Филипп Глушенко. Одного – сбросило взрывом вместе с крышей, второго спасла пожарная машина. Они, встретившись, когда им вручали медали, обнялись, не знали, что их, живых,  двое. И их воспоминания помогли восстановить хронику дня подробнее…

— Так, когда вызвали пожарных, на завод, и они выехали, — пересказывает слова Величко и Глушенко, которых уже тоже нет, Алёна, — то на железнодорожном переезде пожарных задержал поезд… А подъехали к заводу – через ворота навстречу бежали люди, люди, боясь взрыва. В 1942-м там уже был взрыв с жертвами… Въехали, развернули «рукава», начали тушить – но заминка, давление слабое в заводском гидранте. Наладили всё, подали воду, продолжили тушить. И вроде огонь уже стал на спад идти… Но – взрыв. После него от цеха осталась воронка … с  двухэтажку…

— Они знали, что пошли на верную смерть. Но было нужно оценить обстановку, была надежда, что потушить пожар удастся, и был, главное, долг…Отработали, как должны были отработать, — говорит историк Тараканов. – В этом их героизм.

И, точно, из подвигов таких вот парней – с огромным чувством долга и с простой любовью к Родине – и складывалась, и приближалась тогда Победа…

-… И в 1996-м ведь осталось не вручено 16 медалей – родственникам героев. В 2004-м нашли еще семью, и осталось 15 медалей. Они еще долгие годы хранились в пожарной части в комнате Славы… И каждый год на митинге у стелы Памяти и у братской могилы мы вспоминали героев, — продолжает Алёна. – А год назад я,  молодой сотрудник МЧС, перед митингом, придя на братскую могилу и сказав душам героев  «Здравствуйте!», вдруг почувствовала: хорошо бы снова попытаться поискать семьи ВСЕ, вручить медали ВСЕ. Ведь вдруг чьи-то  родные так ничего и не знают и своих бойцов-пожарных  — до сих пор может даже  без вести пропавшими считают…

Алёна Жукова обратилась в Жди меня с просьбой помочь найти родных пожарных, погибших на Коммунаре 19.05.1943…

… Алёна от имени областного МЧС написала в «Жди меня». В феврале 2020-го съездила в Москву на съемки. В марте – телепередача вышла: со списком героев-пожарных и с обращением  к родным – по стране: «Откликнитесь!»

И через два дня позвонила племянница Николая Белозёрова из Кемерова:

— Николай был младшим братом моего отца. Я с детства помню, как мы с отцом-ветераном, с мамой, с бабушкой ходили на братскую могилу… Про подвиг Николая Демьяновича и его товарищей я не знала… Погиб и все.  Родом мы из Белоруссии, в Кемерово, похоже, в войну, в эвакуацию прибыли…

Потом на связь вышла внучатая племянница Петра Чебунина, из Курска. Рассказала: Анна, жена Петра, получила похоронку в 1943-м, … из Донбасса, с места довоенной дислокации завода. Вот еще подтверждение сверхсекретности… Анна прожила до 100 лет, мечтала найти могилу мужа, узнать, как погиб…

… Дальше на «Жди меня» вышли родные еще двух героев-пожарных! И поиск — продолжается… Медали родным скоро торжественно вручит Главное управление МЧС Кузбасса.

… А несколько лет назад с Нижнего Новгорода в Кемерово приезжала бывший диспетчер завода… Она рассказала историку Тараканову: пожарный Дмитрий Матвеев незадолго до 19 мая 1943-го ей жизнь спас. (Тот самый политрук, который повел 24 пожарных на последний подвиг со словами «За Родину! За Сталина! Вперед!»)

— Я, как на завод устроилась, мечтала, как и многие, поскорее уйти на фронт, — приводит  ее свидетельство историк. —  Мы с подружкой записались на курсы минометчиц, выучились. И вот – повестка, утром явиться на призывной пункт. Мать поплакала, собрала узелок еды. Утром я уже  в гимнастерке  иду. А Матвеев – со смены навстречу. Увидел, спросил, куда, сказал посидеть на лавочке, ушел на призывной… Больше часа там ругался. Вернулся: «Иди на работу. Ты понимаешь, что наделала? Тебя бы с первой станции с поезда сняли и расстреляли, потому что ты с оборонного предприятия, покидать его – нет права…»  Так он меня спас. И я осознала:  завод наш так  важен для Победы, он — большая  военная тайна…

Тот самый список Памяти. Откликнитесь, родственники героев-пожарных!

PS. В Кузбассе на пожарных машинах появились фотографии ветеранов войны и тружеников тыла. А так же – непосредственно  в пожарно-спасательных частях и в ГУ МЧС области в кабинетах и в экспозициях… Как пояснили в пресс-службе, пожарные и спасатели в числе первых присоединились к акции «Вахта Победы – Кузбасс». Портреты и строки воспоминаний — память о родных, переживших войну, и о сотрудниках МЧС, служивших тогда и позже. Напомним, в 1941-м более 700 работников пожарной охраны Кузбасса ушли на фронт. Многие, пришедшие с Победой, вернулись на свои рабочие места.

Оригинал статьи


Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.


(Visited 11 times, 1 visits today)

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *