Подруги

17 апреля 2020 | Лариса Максименко

OLYMPUS DIGITAL CAMERA

Две фронтовые подружки, Аня Большая и Аня Маленькая, расставшись с окончанием Великой Отечественной войны, нашли друг друга в старости…

Эта история – готовый сюжет для книги или кино… Колесо судьбы соединяло девушек-«шофёрок» Анну и Анну по жизни трижды. В «учебке» и в первое время на войне, в конце войны и … через 65 лет после Победы!

— Судьба подарила большую радость: я под конец жизни снова нашла мою Нюсю Маленькую, — целуя фронтовое фото подружки, рассказывала мне несколько лет назад, в Анжеро-Судженске, Анна Ивановна Ямщикова, Нюся Большая.

— Ой, как хорошо, что она меня разыскала… — вспыхивала воспоминанием Анна Дмитриевна Панова (Масленникова) в Новокузнецке позже.

… И обе, удивляясь тому, что, как оказалось, жизнь прожили в одном регионе, и благодаря всех, кто помог им найти друг друга, потом — годами — держали связь по телефону. И вместе мечтали встретить 75-летие Победы, чтобы, обнявшись у распахнутого майского окна, за которым летит с теперь еще большими скоростями XXI век, сказать будущему и стране:

— Полный газ!

«Нисколечко!»

89-летняя Анна Ямщикова, рассказывала и называла это чудом, нашла фронтовую подружку Анну Масленникову в 2010-м.

— Мое руководство с «Энергосбыта»  и выше – с «Кузбассэнерго» — спросило, о чем мечтаю. Я и сказала: вот бы свидеться с военной подругой перед смертью! – делилась Анна Ивановна. — Мои начальники через адресную справку решили сначала поискать Аннушку в Кузбассе, а потом запрос переслать в Москву, там ее  родные, как мне помнилось. И стали искать через советы ветеранов… И выяснилось: она – рядом!

С работы мне дали машину… Я ночь почти не спала – волновалась. В семь утра машина за мной пришла. Я поехала с Анжеро-Судженска к Анне в Новокузнецк и всё пела про себя песню «… до свиданья, девушка, девушка-солдат». С войны эта наша с ней песенка, оттуда…

(- А моей маме – мы готовили сюрприз… Правда, все же сказали ей, что ее один человек ищет, что к нам по этому поводу из совета ветеранов звонили, — помнит ту поистине историческую, для потомков фронтовых подруг, встречу Ирина, дочь Анны Масленниковой. – И вот – ожидание. Накрытый праздничный стол. В нашу квартиру — звонок. Я открыла. «Анна Масленникова тут живет?» Я гостью – Анну Ивановну Ямщикову  – сразу узнала: хоть никогда ее и не видела, но рассказы про нее всю жизнь дома слышала… И вот – мама спешит к гостье — мимо меня, они, подруги, как  обнялись, как заплакали обе, от счастья. )

— По разговору, Нюся – прежняя, все такая же бойкая… Только я к ней в комнату вошла, она топнула, песню запела с радости….

— Моя Аннушка не изменилась, нисколечко, — делились подруги.

… Так они свиделись. И все три часа встречи наперебой рассказывали о прожитой жизни. И удивлялись, как много похожего было… После 1945-го за руль больше не сели – слишком вспоминалась война. Обе были счастливы в мирных профессиях… Обе вышли замуж после войны. У обеих первый ребенок принес в дом и радость и горе. У Анны Ивановны первая дочка рано умерла. А Анна Дмитриевна ослепла в первых родах, зрение врачи с трудом вернули. И обе Анны в испытаниях по жизни не раз выстояли… И, конечно, они вспоминали войну, Победу…

Война

В «учебке», в 1943-м, где девчата впервые увидели друг друга и их, как магнитом, притянуло раз и навсегда, их так и прозвали – Аня Большая и Аня Маленькая.

Аня Ямщикова была повыше ростом, покрепче. Вот и Большая.

А Аня Масленникова – кнопка. Вот и Маленькая.

Девушки были неразлучными, хоть и были приписаны к разным отделениям, расселенным в разных подъездах казарменной «учебки». Делили пополам редкую картофельную лепешку, которую Аня Большая покупала через щель в заборе у торговки. Пели по вечерам песни. «Ушивали» огромную солдатскую обувку, ужас для маленьких девичьих ног.

Но шоферской грязи и тяжести не боялись, шоферское дело обе схватывали на лету и мечтали воевать только вместе.

— Нас и отправили вместе на фронт и мы едва не погибли вместе, — вспоминала Анна Ямщикова. – Военный эшелон прибыл, нас выгрузили, шла подготовка к ужину. А огляделись – места такие красивые. Вдали поле виноградное, никогда такого я в моем родном Кузбассе не видывала. Настоящий рай. Мы с Аннушкой про все позабыли, схватились за руки и в виноградник побежали. Винограда наелись, с собой винограда набрали – народ угостить. Прибежали и получили взбучку. Оказалось, виноградник  немцами заминирован был при отходе. И как мы только не взлетели на воздух, там же мина на мине?!

… Они служили в разных частях, переписывались. Анна Большая воевала в составе ремонтно-восстановительного батальона 2-го гвардейского ордена Суворова Николаевско-Будапештского корпуса. Анна Маленькая прошла войну в «свиридовском» механизированном автотанковом корпусе прорыва. Шоферили – возили боеприпасы на передовую. Аня Маленькая одно время даже водила танк…

Страшно было и под артобстрелами, и на переправах, когда машины, как бумажные, слетали в реку, и в бомбежках, особенно уже под Будапештом, земля от взрывов ходуном ходила. Тогда много солдат погибло. И остатки потянулись за новым назначением. И так в конце войны две Анны при штабе вдруг встретились… И демобилизовались вместе в конце лета 1945-го..

—  Доехали вместе до Москвы, переночевали у сестры Аннушки. (Аня Масленникова, Маленькая, – из семьи репрессированных, в 1930-х сосланных из-под Москвы в Сибирь. – Авт.), — вспоминала Анна Ямщикова. — Наутро подруга в столице осталась, а я поехала домой, в Кузбасс.

… На войне Анна Маленькая была самой бедовой и гибла, и чудом спасалась не раз. Горела с машиной… Горела и в танке «Т-34»… Она рассказывала:

— Нас, два танка, вперед решили послать, побыть «мишенью». Командир подошел, на планшете показал, как мне двигаться. Сказал: «Ну, Масленникова, надеюсь!» А я и не знала, выезжая, после того, как наша артиллерия «сыграла»,  с заданием в поле, на «нейтралку» между нашими и немцами, что это значит окончательно я — мишень… И вот, два наших танка, мы шли друг другу навстречу. Мой справа, а второй, там одни парни-танкисты, слева. Остальные наши танки стояли, замаскированные. И за нашим движением на «нейтралке» наши следили, чтобы засечь замаскированные огневые точки немцев, как те не выдержат и начнут по танкам-мишеням стрелять. Так и «рассекретят» себя немцы. А наши получат координаты.

И вот: «Ж-жух! Ж-жух!» Задание то мы выполнили. Немец по мишеням шарахнул. Второй танк ушел.  А мой танк подбили… Экипаж давай уползать через нижний люк, вперед ногами, головы спасая. Я выползала последней. А уж солярка пошла, голову облила, комбинезон. И как я выбралась, … и всё на мне горит. Мне бы кататься по земле, чтобы пламя с себя сбить, а я испугалась, обо всем позабыла. И я, как свеча,  горя, побежала по полю, к нашим.

… Аню Маленькую спас танкист Миша Панов. Он, с танка, с замаскированной позиции. Выскочил из танка и — на поле – к Ане Маленькой, схватил ее и – давай по земле катать, сбивать с нее огонь. А она своего спасителя, – от боли и ужаса ничего не понимая, — кусать…

— Танкист бросился ей помогать, потому что в той свече узнал ее, он же ведь любил ее. Но в своих чувствах признался только после Победы, встретившись с Аней Маленькой уже под Прагой. В 1946-м после демобилизации — приехал к ней, и они поженились, — вспоминает историю любви и семьи Ани Маленькой дочка Ирина.

Муж Анны Маленькой умер в 1983-м…

Анна Большая своего мужа тоже пережила…

Наказ

Подруги последнюю клятву, данную ими при дорогой их сердцам встрече в 2010-м,  –дожить до 75-летия Победы и потом, до своих 100 лет —  не сдержали: обеих «догнала» война, ее осколки.

— В 2017-м, 9 мая, они друг друга с Днем Победы по телефону поздравили. И решили: пора повторно встретиться… А пришло лето и  внезапно… Нам внучка Анны Ивановны позвонила: «Бабушка 16 июня умерла…», — вспоминает Ирина.

Так, Анна Большая «ушла» первой, в 95.

— Ну, пора и мне за ней собираться, да-да, — спокойно сказала тогда Анна Маленькая.

— И мама, как чувствовала… Умерла следом за подругой, 13 августа, маме было 93… Они, подруги, очень хотели встретиться в то лето и встретились… уже ТАМ, — в голосе Иры слышны и слезы и любовь, и она тихо просит — за обеих Аннушек. — Царствие им небесное, они его заслужили.

… Дети, внуки, правнуки Аннушек хранят в памяти их рассказы и хранят красноармейские книжки, награды и наградные листы, аудио, видеозаписи страшных фактов о войне, рассказанных Анной Ивановной Ямщиковой и Анной Дмитриевной Пановой (Масленниковой) и ее мужем, танкистом, орденоносцем Михаилом Семеновичем Пановым. О зверствах немцев, об освобожденных концлагерях, о фашистском подземном заводе и цехе по выделке … человеческой кожи.

Перед 75-летием Победы Ирина, дочь Анны Маленькой, выложила в соцсети фронтовые фотокарточки отца и мамы и их друзей, погибших и уцелевших. В надежде, что откликнутся по стране потомки и сдружатся. Веря, что и чужие люди, перелистав военные фотографии, запомнят красоту, юность, мужество и подвиг наших солдат – парней и девчат…

«Помните всё. И всем накажите помнить. Победа нам досталась непросто, — в свои последние дни, по-военному стойко терпя боль, умирая от рака, видя в снах накоротке — всё войну, войну, говорила за себя и за всё горькое (по судьбе) и гордое (в Победе) поколение, адресуя наказ всей стране, Аня Маленькая. — Не дай Бог, забудете войну и как Победа нашему народу далась, — проклянём с того света».

… Не прощаемся, фронтовики. Не забудем.

Оригинал статьи


Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.


(Visited 1 times, 1 visits today)

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *