Повторение пройденного: полвека спустя

9 августа 2019 | Екатерина Семенова

В Барсучью пещеру не так-то просто забраться…

Любование природой и вечера у костра, дарящие море эмоций от походов… Именно поэтому и в наше прагматичное время находятся романтики, стремящиеся хотя бы ненадолго сменить городской комфорт на свежий воздух и ночевки в палатке. А некоторые заходят еще дальше – то есть выбирают себе маршруты посложней. Так, например, Елена Юшкова, директор Кемеровского городского клуба туристов, рассказала, как они пытаются восстановить походы, совершенные под руководством легендарного спелеолога Роберта Яковлевича Цеттеля в 1969-1974 годах.

Спелеологи советских лет оставили для нынешних коллег немало ценной информации. Фото из личного архива Виктора Сохарева.

Схватка с барсуком

Трудно назвать точное число тех походов, зато география их известна доподлинно: энтузиасты исследовали два участка – Берикульский карстовый и Кашкадакский (расположены они на притоках реки Кия Тисульского района). Причем совершались вылазки в разное время года, даже зимой.

Берикульский участок оказался более изученным: спелеологи той группы собрали по нему всю необходимую информацию и передали ее в Центральный совет по туризму и экскурсиям, их путь был занесен в перечень всесоюзных маршрутов, и ему присудили категорийность.

«Также они дали названия всем пещерам, – уточняет Елена Юшкова. – Мы сейчас водим туда туристов и рассказываем, что Барсучья получила свое имя благодаря тому, что советские спелеологи встретили там это животное, и даже была схватка. Другая особенность ее в том, что у нее очень узкий вход, и не каждый решится пролезть через него».

Несмотря на то, что данный маршрут был задокументирован, он не стал популярным среди туристов: Берикульский участок труднодоступен, а глубоких пещер, интересных для спортсменов, нет (или их пока не нашли). Только местные жители начали туда ходить, да и то их интерес быстро угас. «В той же пещере Барсучьей есть надписи, сделанные деревенскими в 70-х годах, – говорит директор Кемеровского городского клуба туристов. – И мы теперь изучаем, кто кого любит, и узнаём, что пгт Промышленная – самый лучший поселок. Но членам своей группы я всегда говорю, что рисовать на стенах нельзя».

По словам Елены Юшковой, современные туристы начали заниматься этим районом несколько лет назад, и тогда троп там практически не было, всё было заросшим. Сейчас же маршруты хорошо известны: кемеровский клуб водит туристов в том районе, да и другие группы часто бывают там. Однако все, как правило, ходят только в нижнюю пещеру (ее называют либо Ледяной, либо Желтухинской), расположенную недалеко от места стоянки при сплаве. Люди оставляют лодки на берегу, поднимаются метров 30, идут в пещеру, затем там же спускаются и плывут дальше. Есть в этом районе и другие интересные пещеры, однако попасть в них можно только с использованием снаряжения, да и определенные навыки у туриста должны быть.

Главное – найти дорогу

С Кашкадаком и у советских, и у российских спелеологов возникло больше сложностей: он и по реке труднодоступен, и пешком туда сложно добраться.

«Когда мы решили повторить те экспедиции, то сначала искали просто оптимальную дорогу до участка и только потом сами пещеры. Мы, кстати, нашли все, которые были указаны в отчете, – отмечает Елена. – Кроме этого, нам попадались и другие пещеры, которых не было в документах».

На самом деле, когда группа занимается разведкой, много людей не надо. У Елены Юшковой есть опытный союзник – Михаил Жолобов (он живет в поселке Комсомольский Тисульского района). Остальные участники экспедиции – непостоянные. Как правило, Елена и Михаил кидают клич в социальных сетях, и к ним присоединяются желающие, часто – из других сибирских городов: Томска, Минусинска, Красноярска.

На поиски уходит много времени, ведь это абсолютно дикие места, где бродят медведи, маралы, барсуки и так далее, поэтому ночевать там туристы-спелеологи не остаются. И если учесть, что от базы на реке до пещер – семь километров (соответственно, туда-обратно – уже 14), с самой поисковкой приходится торопиться. И зимой в такие походы не ходят: медведи и барсуки ложатся в спячку, так что велик риск их побеспокоить.

«Поэтому наши пещеры не очень интересны с точки зрения массового туризма. Но они привлекательны с точки зрения истории: там можно найти останки прежних обитателей», – поясняет руководитель кемеровского клуба туристов.

Древний носорог и банка 1975 года

У первых исследователей тех пещер случались даже открытия: например, они нашли три скелета пещерного медведя (медведицы и двух детенышей), которые жили в эпоху Ледникового периода. Благодаря наметанному глазу Роберт Цеттель (а он был историком) сразу понял, что перед ними совсем не обычные животные… К сожалению, раньше такие находки не оставались в Кузбассе, а разъезжались по стране: отыскать скелеты древних хищников было большой удачей, и редкостями приходилось делиться.

Зато сейчас Кемеровский областной краеведческий музей гордится своими редкими экспонатами – челюстью пещерного медведя и обломком плечевой кости шерстистого носорога, найденными Юшковой и ее командой.

Всё началось с того, что год назад в Кольцевой пещере обнаружили челюсть медведя. Сначала Елена не придала находке особого значения, думая, что это останки обычного хищника. Но уже в нынешнем году группа Юшковой нашла кость еще какого-то крупного животного. Ее передали в краеведческий музей на экспертизу, которая показала, что принадлежит она шерстистому носорогу, вымершему 8-14 тысяч лет назад! Тогда Елена решила показать специалистам и медвежью челюсть, и оказалось, что это тоже большая редкость!

Есть и другие находки, которые не представляют исторической ценности, но туристскому сердцу дороги. Так, на Кашкадаке спелеологи обнаружили стоянку своих советских коллег 1975 года. Откуда известна точная дата? Всё просто: на жестяной банке от консервов именно этот год выбит топором. Также были найдены старые батарейки и нож в медном чехле.

«Мы оставили эти вещи под тем же камушком, под которым они пролежали более 40 лет. Сейчас вожу туда туристов и показываю эти раритеты», – улыбается Елена.

Лесное общежитие

Роберт Цеттель рассказывал, что в одной пещере его группа находила наконечники стрел древних людей: те стреляли в темноту, и наконечники застревали в каменных щелях. Однако современные спелеологи так их и не обнаружили.

Еще одной неподтвержденной пока информацией поделилась группа из Томска: якобы они видели на Кие наскальные рисунки первобытных людей, однако зафиксированных свидетельств этого нет.

«Тем и интересны пещеры, что кроме какой-то натечки или летучих мышей (у нас, кстати, встречаются разные виды: есть обыкновенная ночница, а есть и ушан – это редкая мышь, с длинными ушами) можно найти что-то интересное», – объясняет директор клуба туристов областного центра.

На вопрос о том, не страшно ли ходить в места, где можно встретить живого медведя, Юшкова отвечает, что они регулярно находят его следы.

«Когда ходим по Кашкадаку, такое ощущение, что идем по общежитию, – признается Елена. – Как-то в одной пещере видели девять медвежих лунок, которые образовываются, когда животные зимуют. Кажется, что ты пришел в чужой дом и не постучался, но мы стараемся всё делать аккуратно и не сильно следить».

 

Оригинал статьи


Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.



Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *