Анжелика остаётся…

27 апреля 2020 | Галина Бабанакова

Артемий с мамой. Фото из архива Анжелики Колесниковой.

Она прилетела в Москву еще в те дни, когда новый коварный вирус наводил ужас только где-то далеко в Китае. А наша столица беспечно жила, наслаждаясь в феврале прямо-таки весенней погодой.

Хорошее настроение было и у кемеровчанки Анжелики Колесниковой. Хвалили её сына Артемия – первокурсника колледжа, входящего в структуру Московского государственного института музыки имени А.Г. Шнитке. Преподаватель по вокалу, профессор Михаил Кизин готовил Артемия к престижному конкурсу. А Анжелика Анатольевна решила лично поддержать сына на этом испытании.

Никто и подумать не мог, что вскоре вместо нарядного «выходного» платья Анжелика наденет защитный противовирусный костюм. И станет уже не «гостем столицы», а медсестрой КТ – центра для пациентов с подозрением на коронавирус.

От Питерской до улицы Маршала Соколовского

Мы уже рассказывали читателям об Анжелике и её талантливом сыне. Статья в номере за 4 сентября 2018 года называлась «Артемий Бардин: «Я вам ещё спою».

И он действительно пел. И на конкурсах, и на выпускном вечере в своей кемеровской гимназии №41, а потом и на вступительном экзамене в московском колледже. Репертуар Артемия, можно сказать, универсальный: от народных песен до современных, а также арии из классических опер. И любимых песен у него немало. Одна из них – «Вдоль по Питерской». Уже не раз срывал за неё Артемий бурные и продолжительные аплодисменты.

Но приёмная комиссия в престижном колледже привыкла к победителям и лауреатам конкурсов. На экзамене перед ее членами все равны – все просто абитуриенты. Да, аттестат у Артемия без троек. Но и у других претендентов с баллами по ЕГЭ всё было в порядке. А бюджетных мест всего шесть. Весь же набор 150 человек. Наверное, если бы Артемий стал «платником», Анжелика нашла бы необходимую сумму. Но сам-то сын понимал, как тяжело его маме. Да, две старшие сестры Артемия уже взрослые, с образованием, работой и своими семьями. Но помимо статуса многодетной есть у Анжелики ещё один: одинокая мама. Из-за тяжёлой болезни безвременно ушел из жизни отец Артемия. Анжелика сделала всё, чтобы сын не чувствовал себя безотцовщиной. Но и «маменькиным сынком» он не стал. И одноклассники, и приятели знали, что мама для Артемия – настоящий друг. А теперь и в колледже это отмечают.

Анжелика Анатольевна рада, что и в Кемерове у сына были прекрасные учителя во всех школах, и сейчас такие именитые преподаватели. Ещё до поступления Артемия в колледж она восхищалась пением народного артиста Михаила Кизина. В 1996 году по приглашению Людмилы Зыкиной он начал сотрудничать с Государственным русским народным ансамблем «Россия». И не однажды пел с Людмилой Георгиевной дуэтом на больших сценах. Анжелика видела эти выступления по телевизору. И сейчас, конечно, довольна тем, что у Артемия такой педагог.

Она вообще считает, что сыну повезло: каждый его день в колледже, как праздник. Два в одном, как принято сейчас говорить. И радость узнавания нового в процессе учёбы, и удовольствие от любимого дела.

Находится колледж, как и сам институт, на улице Маршала Соколовского. И если «Вдоль по Питерской» Артемий по-прежнему поёт, то по улице Маршала Соколовского ходит. Вернее, ходил. Сейчас он, как и все студенты столицы, в самоизоляции. И на дистанционном обучении. То есть, поёт заданные произведения на расстоянии от преподавателя.

Поёт Артемий и для мамы. И в тот момент, когда она приходит со своей ответственной работы, и когда собирается на неё. А когда Анжелика отдыхает, сын старается, чтобы ее ничто не беспокоило. Например, на мой очередной звонок Артемий ответил вполголоса:

– Мама спит. Она устала.

И слёзы, и радость, и тревога, и надежда

В поликлинику №134 (район Ясенево) Анжелика устроилась без проблем. Медсёстры и в Москве требовались всегда. И уж тем более после того, как поликлиника стала специализированным центром по приёму пациентов с подозрением на коронавирус. В такие же центры были развёрнуты и другие поликлиники, где был кабинет компьютерной томографии. Отсюда, видимо, и аббревиатура в названии – КТ.

В самих центрах КТ людей не госпитализируют. Но именно здесь после проведения компьютерной томографии лёгких принимается решение о дальнейшей судьбе человека. Кому необходима срочная госпитализация в стационаре, а кого можно отпустить домой. Уже под собственный контроль в самоизоляции. Те, кого отпускают по домам, радуются, как дети. А те, кого неотложка повезёт в инфекционное отделение, не скрывают слёз.

– У меня дома дети. Как они теперь без меня? – задаются вопросом женщины в кабинете врача, выписывающего направление.

Вот уже несколько смен медсестру Анжелику Колесникову просят находиться на приёмах рядом с доктором. Сколько разных историй она услышала! И поняла: в такой ситуации врачи, как психологи. Вот уж поистине: и слово лечит. Хотя, как поясняет Анжелика Анатольевна, после первоначальной диагностики в их центре людей направляют по разным адресам. Кого-то в «Коммунарку» (она сейчас в России особенно на слуху), кого-то в другую больницу. Если там, конечно, есть место. Случалось, что свободные места были только в коммерческих лечебницах. Отправляли и туда. Но для пациентов все палаты во всех стационарах – бесплатные.

Анжелика на смене.Фото из архива Анжелики Колесниковой.

А пациенты, которых чаще всего привозят бригады «скорой помощи», и разновозрастные, и разнохарактерные. У тех, кому за 65 лет, порой и без диагностики видно: состояние тяжёлое. Такая одышка, что без помощи медсестры и на кушетку не в силах лечь. Кстати, и кушетки, да и вообще всё в кабинетах их центра тщательно обрабатывается дезинфицирующими растворами. Они – в больших баках. Так что медсёстры с младшим медперсоналом ещё и тяжелые грузы тягают. А в итоге от моральной и физической нагрузки к концу смены рук-ног не чувствуют.

– Не случайно же сам российский президент распорядился о дополнительных денежных надбавках всем, кто сейчас на «передовой» борьбы с коронавирусом, – размышляю я вслух.

– Не слышала я, чтобы у нас на смене, в бригаде кто-то говорил и об этих надбавках, и вообще о деньгах, – замечает Анжелика Анатольевна.

Да и времени у них нет на разговоры. Вот и заместитель мэра Москвы по вопросам социального развития Анастасия Ракова подчеркнула: «Сегодня все службы здравоохранения должны работать по универсальному графику, в едином ритме и на одном дыхании».

А в противоэпидемической экипировке дышать и медикам нелегко. Нет ни единого сантиметра открытого тела, лицо под маской. Потому на белых многоразовых комбинезонах пишут свои имена, чтобы узнавать друг друга.

Уже известны факты заражения самих медиков. Наверное, страшно заступать на смену? Если не хотите, можете не отвечать, – говорю я Анжелике.

Но она ответила:

– Вначале было страшно. А сейчас – ничего, беру себя в руки. Да и с других пример беру. Я-то в коллективе новенькая, а большинство уже со стажем. Наверное, могли бы рассчитаться. Но нет, остались. Не думаю, что только ради денежных надбавок.

Конечно, родные в Сибири волнуются за неё – дочь, маму, бабушку, тёщу. Но вопросов на тему, когда вернётся, не задают. Кстати, зять Анжелики Анатольевны – фельдшер на «скорой» в Новосибирске. Тоже на особой противокоронавирусной вахте. И в Кемерове дочь Светлана тоже медик. Сама же Анжелика Анатольевна до отъезда в Москву работала в областном госпитале. А медицинское образование она получила, уже будучи многодетной мамой. Надеялась, что уж эта профессия всегда пригодится. Вот и пригодилась.

Переживём с… песней

Однажды, возвращаясь со смены домой (точнее, в арендованную на время квартиру), Анжелика вспомнила, что за долгие часы работы во рту не было ни крошки. Просто некогда было поесть. А по дороге встретилась какая-то точка общепита. Зашла. Ассортимент простой: бургеры, бутерброды, сосиски в тесте. Не успела изучить ценники, как продавец спросила:

– Извините, а вы случайно не медицинский работник?

Анжелика кивнула, удивляясь проницательности продавца. Или у них установка такая – обслуживать лишь того, кто имеет право не всегда находиться дома на самоизоляции? На всякий случай достала справку, подтверждающую, что работает в специализированном центре. И тогда, улыбнувшись, продавец протянула особенному покупателю большой бургер. И еще стакан газировки.

– Это за счёт нашего заведения. Спасибо вам! – услышала Анжелика. – Приятного вам аппетита.

Уже открывая дверь в квартиру, Анжелика поняла, что вкусная еда ждёт её и дома. Это Артемий позаботился о маме. А «на десерт» по уже сложившейся семейной традиции был музыкальный номер. На этот раз ария. Её Артемий исполнил на итальянском языке. Анжелика поняла: это очередное задание из колледжа. Там Артемий Бардин продолжает получать похвальные отзывы. И очередного концерта с успешным выступлением сына его мама Анжелика обязательно дождётся.

Оригинал статьи


Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.


(Visited 4 times, 1 visits today)

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *